ЛИТЕРАТУРНЫЙ КАЛЕЙДОСКОП

Какой он, современный мир, по мнению автора? О коллизиях и безумии охватившем все человечество и многом другом, что приближает цивилизацию к самоуничтожению вы узнаете из сочинений различных жанров представленных автором на этом сайте. Возможно сайт инакомыслия найдет своего читателя и будет интересен многим нестандартно мыслящим людям.

Собаке — собачья смерть

matyah74_232065_L  Я, действительно, своей статьей: «В заложниках у своих домашних животных» хотел подразнить собачников, разозлить их, дать им высказаться, послушать, как они будут оправдываться, хотел, чтобы нормальные люди, которые ежедневно вынуждены искать проходы во дворе, на улице, на садовых дорожках, среди «минных» полей, где через «собачье говно» в лучшем случае перешагивают, в худшем, не заметив его, в него наступают, и тогда чертыхаются, чистят свою обувь и идут дальше, всё также осторожно. Настроение испорчено на целый день.
В своёй маленькой статье я затронул только кусочек проблемы, последствий содержания собак в городе.
Я раскажу ужасный случай, где по вине собаки и преступной уверенности людей, в том, что инстинкт зверя у собаки не проснётся, разыгралась страшная трагедия. Давно это было, но, к сожалению, и сегодня нет-нет и мелькнёт статья о криминальном случае, связанном с собакой. Здесь, в Питере, тогда Ленинграде, в доме на набережной Невы, в центре города, в доме, с жуткими коммунальными квартирами, жила семья простого рабочего человека. В тот день отец гулял с сыном во дворе колодце, где был отведен уголок под детскую площадку, ну, естественно, с песочницей. Отец вернулся на минутку в дом, а сын остался один. Вдруг в песочницу забежала огромная собака, дог, привычно присела, пописала, видимо, делала это здесь не раз и стала обнюхивать деревянные стенки песочницы. Маленький мальчик радостно бросился к собачке и что-то лопоча, попытался поиграть с нею. Собака уходила от его объятий и продолжала заниматься исследованиями мочи других животных. Ей надоели приставания мальчика, она обернулась и слегка укусила его прямо в лицо, досталось носу ребенка. Он оказался в зубах огромного пса. Мальчик страшно закричал, собаку этот крик привёл в ярость, она озверела и стала рвать ребёнка. Отец, выбежавший на крик сына, тоже получил тяжелые травмы от укусов собаки. Хозяин собаки, врач-гинеколог, профессор клиники в Песочном, обедал дома, жил он в одном доме с рабочим, в отдельной шикарной квартире, окна с видом на Неву, как раз напротив тюрьмы «Кресты». Слышать, что делалось во дворе, он не мог. Хороший врач-гинеколог, во все времена богатый человек, он мог себе позволить иметь человека, который бы выводил собаку гулять и следил за ней. За собакой должен был присматривать нанятый им дворник. Дворник в это время пил водку с рабочими типографии, которая была во дворе и, естественно, собака осталась без присмотра. В типографии услышали крики ребенка и ломом отогнали разъяренную собаку. Мальчик выжил,  после страшной травмы нанесенной собакой лицо у него  превратилось в маску какого-то квазимодо, его было очень жалко, пластическая хирургия в СССР делала первые шаги, и эти шаги, были очень дорогими. Какие у рабочего человека могут быть накопления. Не было их у него. На подобные операции, их требовалось несколько, надо было много денег. Профессор предлагал помощь, но какую-то ерунду. Тех денег, которые он предлагал, не хватило бы и на одну операцию. Тем не менее, рабочий деньги, эту попытку откупиться, у профессора взял. Рабочий хотел судиться с профессором, но это было бесполезно. У него не взяли даже заявления. Ему сказали: «Ребенок жив, отец здоров, увечья, которые получил мальчик не влияют на его физическую подвижность и в дальнейшем на трудоспособность. Состава преступления нет». Травмы от укусов собак и сегодня никак не связываются с уголовными преступлениями. «Кого судить за укусы? Собаку? Это же смешно», — говорят юристы. Хозяина, тоже вроде не за что, собака защищала хозяина.
                              История, которую я рассказал, закончилась трагически. Отец мальчика купил охотничье ружьё, застрелил собаку и хозяина, и застрелился сам.
                                              Для того, чтобы  сделать некоторые обобщения по «собачьей тематике», я расскажу ещё одну историю связанную с участием в ней опять собак, но теперь не одной, а двух. И история эта произошла непосредственно со мной, при моём активном участии и закончилась менее трагично, чем предыдущая, потому что преступник, владелец собак, был наказан в судебном порядке. Вот как это случилось.

В начале 90-годов я организовал охранное агенство. Тогда они назывались малыми предприятиями или как у меня, акционерным обществом закрытого типа: АОЗТ «Секьюрити». Мы занимались тем же, чем занимаются различные охранные предприятия и сегодня. Просто мы были первыми в городе, закона регламентирующего деятельность охранных предприятий ещё не было. Мы осваивали целину.
Вневедомственная охрана ГУВД неохотно пускала в свой огород. У нас работали, в основном, по совместительству милиционеры. Работали они в форме, но без оружия. Оружие было только у офицеров. Чтобы как-то компенсировать этот изъян в нашей деятельности мы приобрели тогда модные газовые баллончики с различным газом, в основном перцовым, и шокеры. И вот как-то раз вооруженный этим оружием: у меня было несколько баллончиков с перцовым газом и шокер на 10 кв. я возвращался с работы домой на служебной машине. Не доезжая до дома, у парка возле Муринского ручья, остановил машину вышел из неё, решил, что прогуляюсь по парку, дойду до дома пешком. Отпустив машину, пошёл по асфальтовой дорожке, которая шла вдоль парка. Дошёл до дорожки, которая сворачивала в парк. В этом месте был устроен небольшой стадион. Здесь играли в футбол и другие игры, дрессировали собак. Я повернул на дорожку и пошёл по ней к выходу из парка, со стороны проспекта Луначарского. Ко мне подбежал молодой парень, в другом конце стадиона сидели два ротвейлера, и  он безапелляционным тоном приказал мне уйти с дорожки, или вернуться назад. Сказал: — «По дорожке не ходи я здесь занимаюсь со своими собаками».»Да, пошёл ты»- ответил я на его предложение уйти с пешеходной  дорожки. Она шла вдоль стадиона и к нему не относилась. В руках у меня был большой зонт. Зонт- трость с металлическим наконечником. И я двинулся дальше. Собаки зарычали. Я прикинул, что в каждой из них было не меньше 80 килограммов. «Шокер, в случае чего, должен вырубить их», — подумал я. Сделал ещё несколько шагов и увидел, что собаки бросились в мою сторону. Я крикнул парню, чтобы остановил собак. Он только рассмеялся. Когда собаки были совсем близко, я опять попросил его взять собак на поводок. Он махнул в мою сторону рукой, собаки это поняли однозначно, как команду «фас». Собаки бросились ко мне. Когда они были от меня в нескольких метрах я раскрыл зонтик и подбегавших собак стал отгонять им, тыкать достаточно острым наконечником в собачью морду, стараясь попасть в нос, как наиболее слабое у них место. Парень ничего не делал, чтобы отогнать напавших на меня собак. Я достал баллончик с перцовым газом. Зонтик почти прижал к себе, подпуская собак к себе совсем близко, и стал прыскать газом прямо в разъяренные морды. Газ на собак не действовал, но зато взвился парень. «Ах, ты, сука, — сказал он мне, — ты испортишь им обаяние. Гад, что ж ты делаешь»? «Убери собак» — попросил я его. Он попытался взять собак на ошейник, но они не давались. Их ярость перешла в бешенство, и они уже не слушались хозяина. Шокером вырубить собаку можно было только если я попаду ей в нос, сделать это было чрезвычайно трудно. Один ротвейлер оказался через, чур, умным и уже пытался обойти меня с тыла. Размахивая зонтиком, я стал отступать к озеру, которое было рядом. И тут мне повезло. Один ротвейлер, пытаясь обойти меня, подошёл слишком близко и я несколько раз ударил его в нос шокером. Собака беззвучно повалилась на землю. Парень, видя такой оборот, сам превратился в собаку и вдвоём с другим псом они пытались достать меня. Я по-прежнему орудовал зонтом размахивая им перед собакой и парнем и тут мне опять повезло, удалось вырубить и вторую собаку. Я был весь мокрый и не мог говорить, собачье бешенство передалось и мне и я, не раздумывая, завалил шокером и парня. Было часов восемь вечера, светло, но в парке никого не было. Отдел милиции был рядом. Начальника отдела милиции я знал неплохо. Вопрос заключался лишь в том, как скоро придут в себя собаки. Мне надо было успеть обернуться до того как они придут в себя. Я помчался по парку в отдел милиции. Начальник был на месте. В двух словах рассказал ему, что произошло со мной, мы сели ПМГ и через пять минут были на месте. Собаки лежали неподвижно, из их пасти обильно текла пеной слюна. Парень шевелился, приходил в себя. Парня скоро из отдела отпустили, собак оставили, закрыли в «обезьяннике». Я скоро тоже ушёл домой. Собаки пришли в себя и никого к себе не подпускали. «Обезьянник» на ночь надо было освобождать. Ещё раз бить их шокером? Сделать это было сложно. Утром парень пришёл за собаками. Ему сказали, что тот сделанный в парке разряд шокера их убил, просто смерть наступила не сразу. Начальник отдела позвонил мне и сообщил новость.
Скоро я забыл эту историю. Как-то , всё ещё осенью,  возвращался вечером к себе домой. Поднялся на лифте на свой этаж  и стал открывать дверь в квартиру. Я был немного пьян, и ключ не сразу попал в дверную скважину. Снизу кто-то быстро почти бегом поднимался по лестнице. Я обернулся и увидел направленный на меня пистолет с глушителем, капюшон закрывал лицо «ворошиловского» стрелка. Он два раза выстрелил и оба раза промазал. Следы от пуль сохранились до сих пор. Поднимающийся снизу человек был уже рядом. Киллеру теперь надо было убирать ещё и того кто поднимается снизу.  Он понял, что завершить дело контрольным выстрелом не придется. Его решимость убить меня улетучилась.  Стрелок бросил пистолет в сумку и бросился вниз, чуть не сбив с ног поднимающегося ему навстречу человека.
Я побежал за киллером. Он садился в машину, которая была метрах в двадцати от меня. Машина сорвалась с места и полетела на меня. Я еле успел отскочить в сторону. Я запомнил номер машины. Стрелка вычислили. Это был тот парень, который травил меня своими собаками. Ему дали пять лет.
Общее в обеих историях, одно и продолжается оно, по сей день — это полная безнаказанность хозяев собак. В законодательстве по-прежнему нет нормы, которая бы в уголовном порядке наказывала хозяина собаки покусавшего человека. Одеть собаке намордник, особенно бешеной, такой, как например, ротвейлер, да любой собаке бойцовой породы, считается мучить собаку. Агрессивная собака без поводка — это тоже «норма». Если у хозяев собак норма делать всё для того, чтобы спровоцированная собака напала на человека, то должна быть и другая норма иметь право убить в случае нападения на тебя такую собаку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *