ЛИТЕРАТУРНЫЙ КАЛЕЙДОСКОП

Какой он, современный мир, по мнению автора? О коллизиях и безумии охватившем все человечество и многом другом, что приближает цивилизацию к самоуничтожению вы узнаете из сочинений различных жанров представленных автором на этом сайте. Возможно сайт инакомыслия найдет своего читателя и будет интересен многим нестандартно мыслящим людям.

Часть первая. Роковой каприз президента (глава пятая)

sochi2014-300x300ГЛАВА ПЯТАЯ

 

Лавров быстро выполнил поручение премьер-министра. Не стал по телефону говорить с ним о беседе с Саникашвили, а зашёл к нему сам. Премьер пригласил присесть министра и улыбнулся ему: — По вашему виду я вижу, что поручение было тяжелым, вы выглядите, как борец после схватки, только что тяжело не дышите, и не утираете пот со лба. Ощущается какое-то внутреннее напряжение, некоторая возбужденность и я бы сказал какое-то недовольство, которое, я думаю, не касается вашего визита ко мне, мне кажется, недовольство вызвано чем-то другим, тем, чем вы занимались совсем недавно.
— Неужели так заметно,- огорчился Лавров, — я всегда выгляжу хмурым. Мне предлагали брать уроки актёрского мастерства, мол, в твоей профессии надо обязательно уметь быть лицедеем, я отказался. Имидж серьёзного, всегда чем-то озабоченного человека лучше всего подходит к той работе, которую я выполняю, а притворяться я не люблю, это какое-то насилие над собой, уж лучше я буду самим собой. Мои дела, я думаю, от этого не пострадают.
— Нет, нет, извините, ваше состояние и внешний вид вполне в норме, просто я чувствую, договориться c Саникашвили было не просто.
— Да, представьте себе, он устроил целый спектакль, сначала я выслушал его монолог посвященный российко-грузинским отношениям. Из монолога следовало, что в том предколаптоидном состоянии двухсторонних отношений виновата не Грузия, не он, Саникашвили, а Россия со своими имперскими притязаниями. Он сказал, что не намерен терпеть и дальше такое положение, роль младшего брата России его не устраивает, тем более статус-кво самопровозглашенных республик, народ Грузии не признаёт и не признает никогда. Всё это заставляет его перевести отношения с Россией в другую плоскость. И Россия скоро это почувствует. Он приказал свернуть весь бизнес с Россией, свести до минимума, дипломатические отношения и переориентировать всю стратегию внешнеэкономических связей Грузии на государства, которые поддерживают её в стремлении восстановить территориальную целостность государства и готовы оказать помощь любого характера. Саникашвили поинтересовался, почему премьер, который, ещё совсем недавно в ранге Президента не хотел с ним разговаривать, вдруг проявляет такую заинтересованность в контактах с Президентом Грузии теперь. ‘Что изменилось в его ориентации по отношению к Грузии теперь, — поинтересовался он?- Почему премьер-министр хочет, чтобы эти контакты носили частный характер. С чем это связано’? — спросил он. Пришлось сослаться на буксующие официальные переговоры с Тбилиси, и согласиться ним в оценке эффективности дипломатических усилий России по урегулированию взаимоотношений с Грузией. Признать, что они зашли в тупик. Я сказал Саникашвили, что нужен какой-то новый подход, в чём-то неординарный, предусматривающий радикализацию переговорного процесса касающегося будущего Абхазии и Южной Осетии. ‘Какая радикализация, какое будущее?! — взорвался Саникашвили: — Оккупация Россией территории Грузии — факт, который признан международным сообществом. И из этого надо исходить, и радикализация этого факта может означать только одно, уже в ближайшем будущем нашу войну с Россией. Если дипломаты договориться не могут, то начинают говорить пушки. Кажется, так сказано у Бисмарка? В России хотят узнать готов ли я к войне? — можете передать премьеру что готов, и по этому поводу встречаться нам незачем’.
— Мишико, не надо горячиться, — сказал я Саникашвили. В слове радикализация отношений я не усматриваю ничего воинственного. Это тоже пересмотр отношений со стороны России, премьер привезёт свои предложения по этому поводу. Если нам дипломатам не удалось договориться, возможно, вы с премьером договоритесь.

— Он что, привезёт волшебный ключик.

— Может быть.

— Я бы не советовал вам отказываться от встречи с премьером.

— Пусть приезжает. Но учтёт, что моя позиция неизменна, это возврат Грузии её исконных земель. Прекращение оккупации Россией территории Абхазии и Южной Осетии. Сброд, который там живёт, и который получил российские паспорта может забирать с собой. Кстати, хочу напомнить вам уважаемый Сергей, что абхазы в IX веке спустились с гор и заняли пустовавшие прибрежные территории у Черного моря, скоро они приняли ислам, и среди христианского населения Грузии были единственным народом исповедующую эту религию. Они всё время воевали против Грузии и чтобы их полностью не уничтожили, турки при очередном набеге на Грузию забрали их с собой. Потом они через века вернулись в места, где когда-то проживали, но всегда находились в меньшинстве. Самая большая численность абхазов, на якобы их территории, никогда не превышала 17 %. Понятно? И ещё. Я хочу сделать подарок вашему премьеру, он тоже касается территориального спора, но это я приготовлю ему на сладкое при нашей встрече. Я думаю, что наши контакты с ним будут для него полезны, я ему растолкую некоторые вещи, которые возможно повлияют на его точку зрения в отношении оккупированных Россией территорий, — сказал, прощаясь, Президент Грузии.

— Вот, в основном, всё, что я могу рассказать о своём визите к Саникашвили. Договорились, что вы встретитесь на территории Грузии в одной из его резиденций. Вы согласны? — спросил премьера Лавров.

— Да сообщите ему о моём согласии и уточните, пожалуйста, дату нашей встречи.

Саникашвили встретился с премьером России в начале июня 2008 года. Переговоры начались сразу без раскачки. У премьера России с Саникашвили никаких личных отношений не было, более того, его отказы в должности Президента России встретиться с Саникашвили настроили Президента Грузии к премьеру враждебно. Грузин был обидчив, как ребенок и злопамятен, поэтому обычного грузинского гостеприимства, принятого при встрече дорогих гостей не было. Они прошли в приготовленную для них комнату переговоров, два удобных кресла, стол, камин, письменные принадлежности, ничего лишнего. Какое-то время молчали, привыкая к обстановке, премьер посмотрел по сторонам. На стенах висели дорогие старинные гобелены они делали тишину царящую в комнате какой-то особенной, такая бывает студиях звукозаписи, в репетиционных залах, где играют большие составы оркестра, специальное покрытие стен поглощало слишком громкое звучание оркестра. Саникашвили, видимо, любил такую атмосферу всепоглощающей тишины, которая помогала сосредоточиться и заниматься только делом, не отвлекаясь на раздражающие мелочи.

Премьер спросил Саникашвили: ‘Как будем говорить? Может быть, пригласить переводчика.

-Это лишнее,- сказал Саникашвили, — ведь вы же хотели, чтобы беседа была бы приватной, зачем посторонние, я ещё не забыл русского, хотя с удовольствием бы это сделал, но это не в моих силах.

-Я это заметил. Наблюдая за вами, когда вы выступаете, где-нибудь в русскоязычной аудитории или за рубежом. Вы, обычно используете два языка: грузинский и английский. Я обратил внимание, что последнее время, и многие выступления по телевидению по каналам грузинского телевидения проходят на английском языке.

— Русский язык это язык колонизаторов, язык на котором 200 лет заставляли говорить грузинский народ.

— Никто никого не заставлял, не надо перегибать палку уважаемый Мишико, можно я буду вас так называть, сегодня в нашей беседе. Русский язык был языком межнационального общения не только с грузинами, но и с другими народами Российской империи, добровольно изъявившими своё согласие находится в её составе. И потом Мишико мы не на уроке истории. Если вы хотите освежить мои знания по этому предмету, то я думаю это пустая трата времени. Я не историк, но вопросом, который является ключевым в рамках нашей встречи, владею достаточно хорошо.

-Да? — встрепенулся в своём кресле Саникашвили, — это мы скоро проверим. Итак, уважаемый Владимир, как я понял со слов господина Лаврова, ваша просьба о встрече со мной, эта ваша миссия, последняя попытка договориться мирным путём и урегулировать конфликт между нашими странами, возникший в связи с оккупацией Российской империей территории Грузии. Ваш министр иностранных дел, приятный человек, с которым мы поддерживаем отношения, сказал, что в основе вашей инициативы встретиться со мной есть вновь открывшиеся обстоятельства, которые помогут нам с вами договориться и урегулировать конфликт мирным путём. У меня нет ничего нового по поводу инициатив, как урегулировать конфликт, но тоже есть новость для вас, вновь открывшиеся обстоятельства, которые в зависимости от результатов исхода нашего разговора, я предъявлю вам, как предъявляют козырную карту, которую бить нечем, они касаются расширения границ то есть новых территориальных претензий Грузии к России.

— Вот как? Это интересно. Может быть это вся Россия? Ведь моя страна много лет управлялась грузином, и как управлялась, вспомните хотя бы известное стихотворение Иосифа Мандельштама. Наверно это даёт вам право претендовать на Российский престол и соответственно на её территорию.

— Нет, мне не нужны русские просторы, русские морозы. Какие ещё у вас в России есть прелести? Мне не нужно и пяди вашей земли. Я вам честно скажу для меня русский хуже иудея, мы с вами здесь для того, чтобы иметь возможность быть откровенными не только по тому вопросу, который свёл нас здесь в этом месте. Мы можем обсуждать всё что угодно и я, пользуясь такой возможностью, хочу признаться вам в ненависти к русским.

— Ненависть — это развитый инстинкт мести, сказал где-то Ницше — вспомнил премьер: — За что же вы так нас ненавидите? Это ведь ваше личное чувство и потому на вершине власти, вы, как Гитлер, тот сумел аккумулировать в себе всю боль поражения нации в войне и преобразовать её в энергию нового вызова и заразить этой энергией весь народ, тоже готовы заразить своей ненавистью к русским всех грузин и толкнуть их как в жерло вулкана, в самоубийственную войну с Россией.

— Что ж я согласен с Ницше, согласен с таким определением моего чувства. Вся моя жизнь посвящена одному, вот этой самой мести. В мои руки как будто звезда с неба упала власть, верховная власть. Я не думаю, что это случайность. Это судьба. Я избран Богом для того чтобы отомстить русским за все унижения, которые претерпел мой народ за все двести лет вхождения Грузии в состав России. Да, видимо, так прописано в моей судьбе, вся ненависть моего народа к русским сконцентрировалась во мне, я воплощение её и я же должен стать исполнителем воли моего народа, я поведу мой народ освобождать наши земли и мстить русским за иго, под которым Грузия находилась в течение двух столетий и сейчас ещё от него до конца не освободилась.

— Заметьте, что вы сами противоречите себе. Говорите: за все 200 лет нахождения в составе России. Причём добровольного. Как только представилась такая возможность в 1991 году Грузия вышла из состава России. Теперь вы независимое государство и можете решать свои проблемы самостоятельно, решая их на референдумах, выборах и с помощью других демократических процедур. Почему вы не решаете вопрос с Абхазией и Южной Осетией как положено? Почему вы хотите устроить кровавую бойню, в которой погибнут народы, не желающие жить в составе Грузии? Вы знает как называются такие целенаправленные действия по отношению к населению проживающему на территории подвергшейся нападению агрессора? Это не что иное как геноцид. А захватчиков называют фашистами. Вдохновитель и вождь фашистов — даже если он руководитель государства преступник, подлежащий суду международного трибунала.

— Ну, вы, поосторожнее с определениями. А то наши переговоры могут закончиться, и не начавшись.

-Извините, сказал что думаю.

— Думайте тихо про себя, чтобы я не слышал. Вот вы обозвали меня фашистом, а чем вы лучше меня. Довольны тем режимом, который установили у себя в стране и бессовестно называете его демократическим. Думаете, народ не поймёт, всё съест. У вас в России 60% нищих людей, тех, у кого на завтра нет и гроша за душой. Кто бы говорил о фашизме. Вы установили с Ельциным, вашим благодетелем, фашистский die Neuordnung и сейчас продолжаете его политику. Вам народ не нужен совсем и вы не для того на Олимпе власти. Меня обвиняете в геноциде, а сами чем занимаетесь? Гноите в нищете собственный народ. Вас как в клещах держат так называемые олигархи и нувориши, примитивный правящий класс, доставшийся вам от ельцинской эпохи. Их, этих ваших миллиардеров, не много, по пальцам можно пересчитать, но они благодаря Ельцину сколотили огромные состояния, и обладают неограниченными финансовыми возможностями, они контролируют вас, а не вы их, если почувствуют, что затеваете против них игру, у вас два миллиона опричников, даже армия меньше, и они не спасут вас, сметут вашу камарилью в один момент, как крошки хлеба со стола. Поэтому я не думаю, что вы когда-нибудь решитесь избавиться от них. Вы вечный жид, вечно будете их обслуживать и угождать им. Только на таких ‘паритетных’ началах они согласятся терпеть вас в Кремле, на престоле сколько захотите. Их единственным желанием по-прежнему остаётся быстрое обогащение. Их фантастическая ненасытность изумляет мир. Это для них вы создали режим наибольшего благоприятствования, этой шайке преступников, создавшей своё мини-государство внутри Российского государства и прибравшей к рукам 36% национального достояния, что равняется 25% ВВП. Ваш режим, как любой фашистский режим, считает народ скотом, быдлом, жующим, мычащим, и ругающимся матом, и соответственно заботится о нём также. 30 млрд. долларов, столько вы собираетесь закопать, истратить язык не поворачивается, на Зимнюю Олимпиаду, это пенсионный бюджет ваших стариков и старух на несколько лет вперед. Вам выгоднее, чтобы ваши недра осваиваивали негры или рабы, а пока пусть будут китайцы, они тоже много не просят, и с точки зрения будущих территориальных претензий Китая, такое мирное освоение территориальных пространств России подданными Поднебесной, вполне оправдано. Китайцев вам надо бояться, а не сражаться за Кавказ. Вы его давно потеряли, с началом войны в Чечне. Вы вбухали в восстановление Чечни колоссальные деньги, половина из них, если не больше, я просто не знаю сколько, поскольку не состою счетоводом у Бен-Ладена, ушла чеченской оппозиции. А Чечня и другие кавказские республики всё равно уйдут от вас не сегодня так завтра под зеленое знамя Аллаха. Дудаев хотел создать свободную независимую Ичкерию, и она создана его врагами. Лучшего памятника Дудаеву, герою чеченского национально-освободительного движения не придумаешь. Вы так скоро и Россию потеряете. И я вам в этом помогу — рассмеялся Саникашвили: — Я возвращаюсь к тому месту, где я говорил о мести и ненависти к русским. Моя задача сделать так, чтобы мой народ, ненавидел вас, также как я. Чтобы ненависть была осмысленной, чтобы каждый грузин знал, за что ненавидит Россию, для этого нужна война, нужны жертвы. Повод есть, армия на 90% контрактники, ещё есть добровольцы, с Украины, с Чечни, да вас ненавидит полмира. Набрать пушечное мясо не проблема. Свои потери будут минимальными, но достаточные, что бы в горячих сердцах грузин вспыхнуло и не гасло пламя ненависти к русским. Вооружение у нас новейшее. И оно всё время пополняется. Я не знаю, что нам может помешать начать войну. А потом мы будем строить своё новое государство, с народом у которого в крови всегда будет ненависть к русским.

— А что вы будете делать с миллионом грузин, которые живут в России, вы тоже будете их обучать ненависти? Они кормят своих близких в Грузии зарабатывая деньги в России. Ещё 700000 тыс. грузин живут в России нелегально и тоже зарабатывают здесь на жизнь. Что с ними делать?

— Это ваши проблемы. С началом войны можете создать резервации и отправить их туда. Пусть трудятся на добыче полезных ископаемых, добывают, нефть, газ. Нашейте им на рукава, а лучше на спину наши звёзды. Кормить их не надо, деньги, которые заработают, как тратить пусть думают сами. Или отправлять деньги в Грузию, а самим умирать от голода, или оставлять у себя. Мне, эти предатели здесь в Грузии не нужны. Границы для них будут закрыты. Вы подняли из разрухи Чечню и думаете, что она теперь ваш вечный вассал. А сами создаёте прецедент, поддерживаете раскольников в Грузии. Где логика? И после это вы хотите, чтобы Чечня осталась с вами?

— Уважаемый Мишико я чувствую, что затронул самые больные струны вашей души, и вы не смогли сдержаться, беседа у нас тет-а-тет, вас захлестнули эмоции, и я оказался нечаянным слушателем ваших блестящих риторических упражнений. Вы облегчили свою душу, выплеснув почему-то на меня всё своё негодование по поводу, как вам кажется, несправедливой внутренней и внешней политики России, затронули и другие довольно спорные проблемы. Но сейчас я не хотел бы вступать с вами в дискуссию по проблемам, которые вы подняли, как я понимаю — это ваши убеждения, убеждения политика и человека, мои увещевания об ошибочности ваших взглядов, попытки переубедить вас, думаю не будут иметь успеха, они бесполезны. ‘Время разбрасывать и время собирать камни’ написано в библии. Сейчас вы, как мне кажется, занимаетесь первым, разбрасываете камни, а придёт время их собирать, вы не боитесь, того что собирать их будет некому. Война, как продолжение политической дискуссии другими средствами для вас сейчас кажется единственным выходом из той взрывоопасной ситуации, которая существует в этом регионе. Россия не та держава, с которой можно разговаривать с позиции силы. Такой подход чреват для агрессора своими последствиями. И освободительная война, может обернуться для вас и вашего народа большой бедой, кроме того, опять пример из истории, когда Чехословакию отказались защищать союзники, и она была занята фашистской Германией, это стало прологом второй мировой войны, так как Гитлер подумал, что и дальше ему будет позволено завоевывать другие государства, а все ему будут хлопать. Он ошибся совсем немного, хотел завоевать весь мир, а ему позволили завоевывать только территориальные пространства на Востоке. Ему позволили попытаться разгромить Россию. На этом история тысячелетнего рейха окончилась.  Вы хотите маленькой победоносной войны, хотите за это время научить свой народ ненависти к русским, мы как союзники Абхазии и Южной Осетии не сможем, дать вам шанса на блицкриг, вы получите полномасштабную войну с большими разрушениями и потерями. Вам нужна такая война? У вас есть советники из НАТО, и когда вам захочется прекратить военные действия, ваши советники  этого вам не позволят, вас заставят воевать и дальше. Война получит новый импульс, театром военных действий могут стать территории других государств и прежде всего Россия. В результате цепной реакции маленькая победоносная война может превратиться во всемирную катастрофу, в ещё одну мировую войну. И повторяю, что, по крайней мере, в Грузии, камни собирать будет некому. Вы этого хотите?  Саникашвили всё время дёргался в своём кресле, спокойно слушать оппонента он не мог, любое слово собеседника, которое не нравилось ему, вызывало у него реакцию отторжения, он с трудом удерживал себя на месте, жестами, мимикой показывая, что не согласен с тем, что сказал ему визави. Так они препирались довольно долго, ходили вокруг да около главной проблемы, которая собственно и была причиной их встречи. Надо было переходить к главному. Наконец, Саникашвили задал вопрос, который имел прямое отношение к теме их встречи. ‘Итак, вы мне скажете, в чём заключается ваш план мирного урегулирования конфликта, и почему такая секретность, почему это происходит не за столом переговоров, а в частной беседе с вами? — спросил он премьера России.

— Конечно. Именно за этим я оказался здесь. И сейчас обо всём вам расскажу по порядку. Особой секретности в плане урегулирования конфликта нет, просто переговоров было достаточно, а результата нет. Были и многосторонние переговоры, когда приглашались представители Абхазии и Южной Осетии, эти переговоры едва не превращались в потасовки и естественно ни о каких результатах подобных переговоров говорить не приходится. Время идёт, военные в России не слепые, военная разведка докладывает о серьёзном наращивании Грузией своего военного потенциала. Вооружение поступает в огромных количествах. Грузия превращается в огромный арсенал, где можно найти все виды вооружений, вплоть до самых современных образцов оружия. Не надо быть очень сообразительным, чтобы понять, что Грузия готовится к войне. Всё говорит о том, что война может начаться в любой момент. Наверно существуют неписанные правила начала военных действий. Всё начнётся с провокации, чтобы появился формальный повод обвинения в агрессии, того государства, которому хотели объявить войну. Так поступали если перебирать историю войн многие. Гитлер переодел в форму польских пограничников, своих солдат и переодетые они напали на казарму немецких солдат. Эта провокация хорошо известна из учебников по истории, так как именно она послужила основанием для объявления немцами войны Польше и таким образом она же стала косвенной причиной начала второй мировой войны. Генштаб грузинских вооруженных сил не будет придумывать чего-то особенного, и, скорее всего, пойдёт по проторенной дорожке и устроит провокацию с перестрелкой на территории Грузии с убитыми грузинскими военнослужащими и обвинит в этом инциденте Россию, в частности российских миротворцев. Объявит Грузия войну России или будет восстанавливать справедливость молча, это уже детали, но право начать ответные военные действия у грузинских военных в этой ситуации появятся. Тянуть с возмездием Грузия, я думаю, не будет. Грузинский спецназ попытается, уничтожить сопротивление российских миротворцев, и за несколько часов овладеть территорией Южной Осетии, а потом и Абхазии, закрепиться на этих территориях, объявив всему миру, что Грузии пришлось восстановить исторические границы государства. ‘Провокация’ российских миротворцев вынужденно толкнула Грузию на шаги по военному решению обретения Грузией своей территориальной целостности.   Россия допустить такого развития событий не может. Моя задача предотвратить военное столкновение с Грузией. Я предлагаю вам во избежание развития событий по описанному мною сценарию следующее.   Здесь премьер замолчал. Даже его тренированного чекиста прошиб пот, он не мог какое-то мгновение справиться с собой, чтобы спокойно сказать, — Мы выводим своих миротворцев с зоны конфликта в Абхазии и Южной Осетии и предупреждаем жителей этих территорий о том, что они остаются один на один с врагом, то есть, Грузией. Тех жителей, у которых есть российское гражданство, по их желанию мы переселим в Россию на постоянное местожительство. Для того, чтобы мы могли план по эвакуации населения, а также передислокации миротворцев выполнить, мы определили время реализации плана, в два месяца. После этого грузинские войска могут занять спорные территории. Наблюдать за ходом адаптации населения Абхазии и Южной Осетии к условиям мирного сосуществования с населением Грузии мы пригласим международных наблюдателей.

У Саникашвили было такое чувство, что его круто обманули. Столько сил и средств было затрачено, на то чтобы подготовиться к войне, чтобы военным путём восстановить территориальную целостность территории Грузии, и вдруг такой подарок от России.  -Это официальная позиция Москвы? — единственно, о чём он смог спросить премьера России:   — Нет. Я же вам сказал, что нахожусь здесь у вас в статусе неофициального представителя России. Прилетел, чтобы согласовать план, против которого у вас не должно быть возражений. Если мы с вами подпишем протокол о намерениях, я доложу Президенту России о вашем согласии, и мы тогда запустим в экстренном режиме механизм реализации данного проекта, и думаю, он через неделю, другую будет готов.   Саникашвили резко встал и забегал по комнате. Россия его поставила в дурацкое положение. Он становился агрессором, если попытается занять территорию Абхазии и Южной Осетии с помощью военной силы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ему срочно была нужна консультация с президентом США. Потому что летел к чёрту и его план втянуть Россию в новую войну на Кавказе. Он вспомнил о ‘козырной карте из рукава’. ‘Да, да, чтобы затянуть время пришла очередь этого документа. Пока в России будут разбираться что к чему, он решит вопрос как ему действовать дальше с президентом США’

Премьер России спокойно наблюдал за мечущимся по комнате Саникашвили и не понимал, чем вызван этот его двигательный пароксизм.
— В чем дело? — спросил он Саникашвили, — вас что-то не устраивает в моём предложении?  Саникашвили перестал бегать по комнате, свалился в кресло, оно было достаточно широким, с ногами залез в его дальний угол, зачем-то взял в рот конец своего галстука, и стал в упор смотреть на премьера, расстреливать того глазами. Он безусловно о чём-то усиленно думал, у него был взъерошенный вид, видимо, он не находил решения задачи которую пытался решить, и в бесполезных поисках решения он пытался уцепиться за что-то, искал хоть какой-нибудь выход из создавшегося положения.
— Вам что плохо? — спросил его премьер, его смущал какой-то загнанный, затравленный вид президента Грузии: — Давайте прервём нашу беседу. Встретимся позже или завтра.
— Нет, нет, не стоит, — взяв себя в руки, попытался спокойно, как будто только что не он бегал по комнате и жевал галстук, ответил Саникашвили премьеру: — Ничего не случилось, просто я немного размялся, Ваше предложение несколько неожиданное , оно вызвало у меня бурю положительных эмоций, я откровенно говоря, просто не ожидал от вас такого смелого решения. Тут любой забегает,- сказал он.
— Так что, будем подписывать протокол нашей встречи и её результаты?
— Какие результаты? — испуганно спросил Саникашвили премьера.
— Самые главные. О том, что мы договорились. О мирном урегулировании конфликта, который существует между Грузией и самопровозглашенными территориями, то есть Абхазией и Южной Осетией. Война больше не угрожает этим территориям, и российские миротворцы смогут скоро уйти домой. Вот эти положения мы должны зафиксировать в протоколе нашей встречи. Спасибо вам, что вы согласились встретиться со мной и самое главное за то, что, не смотря на существующие у нас с вами разногласия во взглядах на существовавшую территориальную проблему, благодаря вашей конструктивной позиции, мы достигли соглашения, которого могло не быть, не прояви Россия в этом вопросе доброй воли.
— Хорошо, — совсем уже оправившись, от потрясения связанного с подарком России, сказал в обычной для себя манере важного государственного человека Саникашвили: — Мы будем готовить протокол к подписанию, но нам необходимо, прежде чем его подписывать, решить ещё одну территориальную проблему, которая существовала, но никто не придавал ей значения, но коль сейчас мы подписываем документ о восстановлении исторических границ Грузии, давайте их восстановим уж до конца. Поэтому нам придётся говорить о территориальных претензиях Грузии к России, касающихся района ‘Большого Сочи’. Эта территория относительно недавно принадлежала Грузии, об этой проблеме я вскользь упомянул в начале нашей беседы.
— А нельзя разделить эти проблемы. Давайте до конца решим одну проблему и перейдём к другой, — попросил Саникашвили премьер России.
— Нет, — резко ответил премьеру президент Грузии: —  Это одна проблема и разрывать её на части я не буду. Грузия претендует на прибрежную территорию между рекой Макопсе и рекой Мзымта, там, где сегодня находятся Сочи и Адлер, эта территория принадлежала Грузии, в прошлом, в XII веке, во времена царицы Тамары. В XIX веке в результате насильственного выселения царскими властями населения Грузии с этой территории она была незаконно присоединена к России. На Парижской (Версальской) мирной конференции весной 1919 года рассматривался вопрос о возврате Грузии, территории между рекой Макопсе и рекой Мзымта, историческая принадлежность этой прибрежной территории Грузии не вызывала на конференции в Версале ни у кого возражений, представлял Грузию на Версальской мирной конференции меньшевик Н.С.Чхеидзе — Председатель Учредительного собрания Грузии. Во время Версальской конференции меньшевики потеряли власть, в Грузию вступили немецкие войска, и на конференции представлять Грузию было некому. Вопрос передачи Грузии спорной территории так и не был оформлен до конца. Сейчас я решил реанимировать этот давний территориальный спор и довести его до конца, решить проблему, находящуюся сейчас как бы в стадии консервации, вернуть Грузии эту частичку её территории и таким образом полностью восстановить историческую границу нашего государства, — сказал Саникашвили: — Мы собрали документы, требующиеся при разборе территориальных споров между государствами, и отправили их с нашим представителем в Европарламент. Есть все основания, что в ближайшее время нам вернут, когда-то захваченную Россией территорию.
Премьер посмотрел на Саникашвили, тот всё также, не изменив позы, упираясь в спинку кресла, сидел в нём с ногами, жевал галстук и смотрел на премьера. Он успокоился и был уверен, что ‘козырь’ сработает. Действительно, премьер сидел ошеломленной наглостью Саникашвили, он был поражен легкости, с которой ничтожный диктатор при отсутствии проблемы создавал её, как мыльный пузырь, прямо у него на глазах. ‘Премьер никак не думал, что ею может стать такая с его точки зрения глупость, как несколько десятков квадратных километров земли. Из-за них срывать переговоры? Высосать проблему из пальца. Каков гусь. Но этот новый шантаж понадобился Саникашвили, как скорая помощь, чтобы затянуть переговоры, это был повод не давать ответ на его предложение прямо сейчас. Он подозревал, что Саникашвили надо было посоветоваться с Хозяином. Ситуация резко изменилась. Россия предлагала вместо войны мир. Без указаний Белого дома, без новых инструкций, Саникашвили, как глава государства, был недееспособен. Он мог предложить России, как когда-то Троцкий подписывая мир с немцами, ‘ни войны ни мира’, до полного решения территориального спора Грузии с Россией, включив сюда, новую территориальную проблему ‘Большого Сочи». Саникашвили не мог допустить того, чтобы конфликт разрешился мирным путём, его натравили на Россию, как собаку, сказали ему ‘фас’ и он уже был готов налететь на врага, другой команды не было, и он не знал, что ему делать. Он должен был получить новую команду от хозяина, для этого нужно было время. Премьер, конечно, догадался, что эта  домашняя заготовка Саникашвили была у него специально приготовлена для него, на случай возникновения форс-мажорных обстоятельств, как раз таких, в которых сейчас оказался грузинский политик-импотент.
— Вы меня не предупредили, о существующих других территориальных претензиях Грузии к России. И, по-моему, на первый взгляд ваши претензии на территорию района ‘Большого Сочи’ совершенно беспочвенны. Я подготовился бы лучше и думаю, сумел бы доказать, что ваши претензии носят характер шантажа. Вас что-то не устраивает в договоре, который мы хотим заключить? По которому Россия пошла на беспрецедентные уступки и вместо войны предложила вам мир. Вас это не устраивает? Вам нужна война?
— Господин премьер-министр попрошу вас впредь выражаться более осторожно. Вы сейчас меня обвинили в шантаже и предположили во мне агрессора. Такие подозрения в отношении моих намерений, выраженные публично носят оскорбительный характер. Не хотите извиниться? В противном случае я прерываю переговорный процесс с Россией и накладываю бессрочный мораторий на переговоры с Россией. Я хочу только одного, чтобы моя страна получила то, что ей принадлежит, собираю камни, как вы говорите, когда-то разбросанные русскими поработителями грузинского народа. Я восстанавливаю независимую Грузию в её исторических границах.
— Конечно, господин президент, примите извинения, к сожалению, я не дипломат и иногда выражаюсь довольно вольно, говорю то, что думаю.
— Да, да, я наслышан, о том, что вы ‘мочите’ всех, и других ставших афоризмами, ваших высказываниях.
— Есть грех, стараюсь исправиться. Я только не понимаю, почему мы не можем сейчас на время отставить проблему ‘Большого Сочи’ и завершить переговорный процесс по главной острейшей проблеме порядка адаптации в составе Грузии народов Абхазии и Южной Осетии, когда оттуда уйдут миротворцы. Давайте действовать по пословице: ‘Мухи отдельно и котлеты отдельно’. Мы уже решили одну проблему, давайте подпишем документ по Абхазии и Южной Осетии, чтобы с ним начали работать дипломаты и займёмся проблемой, которая вдруг озаботила вас и отчего-то только сейчас. Других политиков она не волновала, да и прежние президенты Грузии об этой проблеме почему-то не вспоминали.
Саникашвили никак не отреагировал на слова премьера России. Он думал ‘дать сейчас бой этому русскому или потом, после консультаций с Президентом США? В принципе, проблема ‘Большого Сочи’ у них в разговоре с президентом США не затрагивалась. Такая мелочь, правда, в Сочи должна была пройти Зимняя Олимпиада 2014 года, может быть, у президента есть какие-то соображения, и США захотят, чтобы эта Олимпиада не состоялась, захотят насолить русским. В 1980 году им это удалось. Но тогда была холодная война. Впрочем, что я буду думать об этой проблеме. Я напомню о ней Президенту, а он сам примет решение, каким образом отреагировать на этот праздник, который устраивают у себя русские. Это они считают, что у себя в России, а я должен доказать им, что они проводят Олимпийские игры на чужой территории и поставить им условия их проведения. Россия должна будет заплатить Грузии за аренду территории Грузии, ‘а может быть только мне’?- подумал президент и заёрзал в своём кресле: ‘Нет, так не получится, если такой платёж от России будет его не скроишь, но всё равно прекрасная мысль, можно будет поворковать с премьером на эту тему, успокоить его, в плане того, моя это будет территория или по-прежнему России, скажу ему что буду держать под личным контролем безопасность олимпийских объектов. Надо сделать предварительный зондаж по этому вопросу и спросить у премьера готовы ли они платить мне. Если, скажет нет, тогда зондаж превратить в шантаж, скажу, что стройка находится в конфликтном районе, где население ведёт себя неспокойно и возможны провокации с применением оружия, и поэтому я не смогу обеспечить безопасность строительства олимпийских объектов. Русские продадут мне этот клочок земли по стоимости не сравнимой со стоимостью того золота, которое они получили за Аляску. Уж Мишико своего не упустит’. Саникашвили от таких приятных размышлений оживился. Он решил, что они сейчас пообедают и после этого можно будет продолжить переговоры. Премьер России согласился с его предложением. Он был готов почти на всё, находиться здесь столько, сколько понадобиться, и если не удалось решить проблему сразу, броском, то постепенно, дожимая, положить на лопатки, этого явно со странностями психологического свойства человека, которому доверилась Грузия. Он был одновременно и глуп и хитёр и как всякий психопат неадекватен в своём поведении, потакать его настроению для премьера было невыносимо, однако премьер-министр России должен был уехать отсюда победителем и Зимние Олимпийские игры 2014 года, разговор о которых был у них впереди, в этом плане его очень беспокоил. Не зря Саникашвили приплёл к территориальным проблемам земли между речками Мзымта и Макопсе, потрёпанный козырь, который он вытащил на свет божий, безусловно, имел двойное назначение, он использует его когда они заговорят о ‘Сочи-2014′.
Обед с Саникашвили, настроение у которого отчего-то исправилось, как пишут в официальных пресс-релизах, прошёл в тёплой и дружественной обстановке. Отдыхать после обеда они не стали, решили закончить все дела сегодня и поэтому после обеда вернулись за стол переговоров. К основной повестке дня они больше не возвращались. По просьбе Саникашвили, протокол о намерениях готовили сопровождающие в поездке премьера России его помощники. Если у премьер- министра России на столе перед ним кроме письменных принадлежностей, ничего другого не было, то Саникашвили был обложен какими-то документами, лежала карта Грузии с какими-то отметками. Очередной раунд их встречи открыл Саникашвили. Он начал с того, что сказал: — Вопрос, который нам надо рассмотреть и решить носит формальный характер и не стоит выеденного яйца. Всё настолько очевидно и прозрачно, как принято теперь говорить, что доказывать никому ничего не надо. Сохранились подлинники документов, поэтому затруднений при рассмотрении этого вопроса я думаю возникать у нас не должно. Здесь у меня есть документы фиксирующие присоединение в XII веке к территории Грузии земель между речками Макопсе и Мзымтой. На карте XII века мы можем увидеть Грузию в границах того времени. Золотым веком, называют в Грузии век XII, когда царствовала царица Тамара. Территория Грузии в XII веке при царице Тамаре была самой большой за всю её историю. Царица Тамара была настоящей собирательницей земель Грузии, на карте отмечена вошедшая в состав Грузии, по договору с Турцией, территория, сегодня являющаяся предметом нашего разбирательства. Копии документов я могу передать российской стороне для изучения. Хотя думаю особенно изучать нечего, как я уже говорил после Октябрьского переворота 1917 года, Российская империя перестала существовать, Грузия стала независимым государством, с территорией в рамках своих исторических границ. Тем не менее, новая большевистская Россия продолжала считать своей территорией район Черноморского побережья, сегодня известный как район Большого Сочи и отдавать его Грузии не собиралась. В 1918 году Версальская конференция в Париже признала бесспорное право Грузии на эту территорию. Но в 1918 году чисто по техническим причинам довести до логического конца эту проблему не удалось. Я, как Президент независимой республики Грузия, хочу, чтобы моя страна вернулась в свои исторические границы, и отдаю этой проблеме все свои силы и думаю не напрасно. Сегодня остался не урегулированным только крошечный территориальный спор между Россией и Грузией по поводу принадлежности района Большого Сочи. Мы в конструктивном духе решили очень болезненную проблему по Абхазии и Южной Осетии, давайте в таком же ключе решим и проблему Большого Сочи. Я даже предлагаю передачу района Большого Сочи Грузии, включить в документ, который мы сегодня подпишем, просто как ещё один пункт нашего соглашения. Господин премьер-министр вы можете ознакомиться со всеми документами по проблеме, о которой я вам сейчас доложил. Сколько вам потребуется времени, чтобы их изучить? Час, два, я думаю не больше. После этого мы включаем в наше соглашение дополнительный пункт, в котором район Большого Сочи признаём территорией Грузии, и разъезжаемся по домам, чтобы оформить уже официальное признание Россией наших с вами договоренностей.
Премьер России сидел и думал о Саникашвили: — ‘дурак или притворяется, ведь он издевается надо мной, хочет вывести из себя, хочет, чтобы я выдал ему ещё какой-нибудь афоризм, ведь я не дипломат, могу и по-простому. У премьера чесались руки, хотелось этого ненормального грузина, просто отлупить за его наглость, за то, что позволяет себе, за спектакль, что устроил пред ним. Он рассчитывает, что я сейчас встану и хлопну дверью, на этом переговоры наши окончатся или я начну торговаться с ним. Ай, да Саникашвили, а все в один голос говорят, что он дурак. Нет, вот ведь, сумел же вывернуться из неловкого положения. Получил необходимую ему передышку. Да, подписывать нечего. Он связал все свои претензии в один узел. Или всё или ничего. Можно уезжать, делать здесь больше нечего’.   И всё же премьер сделал ещё одну слабую попытку, попытался договориться с Саникашвили, не связывать разные проблемы в одну. Проблему Большого Сочи обсуждать отдельно. Может быть, когда российские эксперты изучат документы и установят истину, и она будет на стороне Грузии, тогда совместно искать решение этой новой проблемы. Саникашвили сидел в своём кресле и выглядел победителем. В позе напыщенного цезаря он напоминал тех ‘орлов’, что сидят на крышке унитаза и готовы кричать от радости, когда выдавят какашку. Он добил этого русского, чтобы не уезжать ни с чем он был уверен, что премьер согласится обсуждать проблему Большого Сочи сейчас и на его условиях. Саникашвили видел, что премьер-министр злится на него, но пусть терпит, будет покладистей в том торге, по Большому Сочи, который он сейчас начнёт. Саникашвили вылез из глубины своего кресла, сел на его край, облокотился на стол, на котором были разложены документы по Большому Сочи, наклонился в сторону премьера, всем свои видом показывая, что готов к доверительному разговору, спросил его: — Что, не хотите изучать документы по Большому Сочи? Будете ждать экспертизы? И сейчас нам говорить не о чем?
Нет, почему же. Я могу посмотреть и карту и документы и убедиться в том, что существует такая проблема. Но я же не эксперт и кроме того вы же хотите признания вашего права на территорию Большого Сочи международными организациями. Для этого нужно время, а вы хотите, чтобы все ваши территориальные претензии к России были увязаны в одном документе.
— Да придётся потерпеть.
— Тогда я не представляю себе, что я сегодня должен был подписывать?
— Протокол о намерениях. Это в вашей компетенции.
— Но почему там должен быть пункт о Большом Сочи?
— Потому что всё должно быть вместе. А не как у вас в пословице.
— Странные у вас вкусы.
— Уж, какие, есть.
— Нет, мы так не договаривались.
— Можем договориться.
— О чём?
— О Большом Сочи. Саникашвили в упор посмотрел на премьер-министра.
— И как это будет выглядеть? — спросил его премьер России.
— Очень просто. Грузия никогда не поступится территориальной целостностью своего государства. Район Большого Сочи может стать таким исключением. Мы оформим территориальную принадлежность Большого Сочи Грузии, то есть эта территория станет юрисдикцией Грузии, и поступим следующим образом. Не от того, что Грузия учитывает время нахождения своей территории под игом России, и не того что там практически нет грузинского населения, а в связи с просьбой России, которая в районе Большого Сочи хочет, и её просьба удовлетворена МОК, провести Зимние Олимпийские игры-2014 года, предложить ей взять в аренду или купить эту часть территорию Грузии. Как вы смотрите на это предложение? — спросил премьера России Саникашвили.
— Если нет другого решения приемлемо и это, но сначала вы докажите принадлежность спорной территории Грузии.
-Уверяю вас это дело времени.
— А если мы не согласимся с решением европейской комиссии и обжалуем её решение в международном арбитраже?
— Смею вас заверить, это пустая трата времени и потом зачем вам осложнения, которые, скорее всего, появятся у вас в связи с олимпийской стройкой, не говоря уже о том, что сама Олимпиада и её проведение в Сочи могут стать событиями нереальными.
— Вы угрожаете?
— Ну, что вы, предупреждаю. Я думаю нам лучше договориться и поговорить о цене сделки и моих комиссионных. Согласны, с моим предложением?
— Я должен подумать.
— Думайте. Только не долго. У меня есть другие дела. Завтра последний срок.
— Будут другие предложения?
-Нет.
-Тогда до завтра. Саникашвили встал, прошёлся по комнате, подошёл к окну: -Уже поздно. Не хотите развлечься?
— Нет. Спасибо.  Саникашвили, развернулся у окна, поклонился премьеру и вышел из комнаты переговоров, оставив премьер-министра одного. К премьер-министру заглянул помощник принёс проект соглашения, которое они с Саникашвили должны были сегодня подписать.
— Не посмотрите? — попросил он премьера,- Черновик соглашения я подготовил. Подправите его, чтобы завтра его напечатать уже в окончательном варианте.
-Спасибо он уже не нужен. Можешь подтереть им жопу, если в туалетной комнате нет бумаги. И выйди вон. Я посижу один. Потом пойду спать.
С кем-то связываться в Москве и говорить не хотелось. Кто мог помочь ему в его непростой ситуации? Он, конечно, знал, но обращаться за помощью считал, что ещё рано. Сам выкручусь, — почти не веря в это, успокоил он себя. Ради реализации своей идеи, своего любимого детища, Олимпиады в Сочи, он поступил подло, — подумал он, — вынужденно, — поправил он сам себя,  отдал грузину людоеду на заклание, сделал заложниками его амбиций и ненависти, народ Абхазии и Южной Осетии. Людоеду и этого показалось мало, он решил напакостить лично ему, премьер-министру. Саникашвили безусловно знал, чья идея воплощается в жизнь в районе Большого Сочи. И чтобы совсем унизить его, решил на нём заработать. Подонок. Хотя ничего нового. Его окружение, не говоря уже о кровососах эпохи Ельцина, круче. Хапают, загоняют людей в угол и им ничего не остаётся, как только делиться, у них власть, они могут похоронить что угодно и кого угодно. Теперь такой же вроде них, грузин-прохиндей загнал его в угол и даже не у себя в стране, кто бы мог подумать, а там, где ещё вчера казалось, бояться было некого. Он вспомнил Леонтьева с НТВ, он не любил этого сказочника, но некоторые его выражения запоминал. Саникашвили он обозвал ‘Бандитом в тигровой шкуре’. Воистину бандит. Надо соглашаться на торг с эти бандитом. Весь вопрос в цене, вот здесь надо будет поторговаться, так чтобы было всем хорошо. Когда была возможность, как сейчас, он себя не забывал, но не жадничал, никому не доверял, сам занимался капитализацией своих счетов, которых у него на всякий случай, всегда было несколько. Се-ля-вив, — так  устроена жизнь почему-то вспомнил он французскую поговорку.
Он пришёл во власть, и никому не говорил этого, потому что наверх его всю жизнь гнала воля к власти. Свои устремления легче всего было реализовать в КГБ. Он постарался и оказался в стенах этой организации. В ней очень легко удовлетворить свою потребность властвовать. А она у него, несомненно, была. Непреодолимое стремление властвовать, обычно, присуще авторитарному характеру, жажда власти, как правило, проявляется в садистских наклонностях. Он умело скрывал эту потребность. Дзюдо стало для него в какой- то мере сублимирующей инстанцией, отвлекала от реальной потребности власти над другими людьми с помощью силы. Спортивная борьба стала той отдушиной, которая заменяла ему остроту ощущений получаемых когда-то в управлении, когда он работал с людьми, подозреваемыми в совершении государственных преступлений. Ему нравилось полностью овладеть другим человеком, превратить его в объект своей воли, стать его абсолютным повелителем, его богом, делать с ним всё, что угодно. Самым радикальным способом проявить свою власть является возможность причинить человеку страдание, боль, тому, кто не в состоянии себя защитить. Борьба на ковре создавала иллюзию такой жизни. Ему нравилось схватиться с противником, ломать его, кидать так, чтобы ему стало больно, побеждать болевым приёмом, видеть в глазах страдание и чувствовать сласть победы. Ему нравился запах ковра, потных курток и едва уловимый запах крови, который действовал на него, как адреналин, возбуждал и делал его непобедимым.
На следующее утро они опять встретились. Саникашвили был спокоен, самоуверенность распирала его, была написана у него на лице, лице клоуна и он даже не прятал её. Он был как цветной петух. Тот гордится своей окраской, а этот гордился самим собой, он не находил в себе изъяна и как павлин распустил перья. Самодовольство от ощущения своей значимости затопило его и отразилось даже на настроении. Он приветливо улыбнулся премьеру и пригласил его присесть за стол.
-Что же продолжим? — спросил он премьера России. Вы готовы?
Премьер ответил ему: — Такое впечатление, что мы с вами готовимся к дуэли без секундантов, и вы будете стрелять первым, и просто из вежливости спрашиваете меня готов ли я умереть.
— Однако. Какие у вас ассоциации. Нет, наш с вами поединок больше напоминает торг двух евреев из-за курицы. Итак, сколько вы можете предложить за Большой Сочи, спросил прямо в лоб, без предварительной раскачки, без каких-то предварительных слов, по поводу курицы которую они торговали, у премьера Саникашвили.
— А сколько вы хотите? — вопросом на его вопрос ответил ему премьер.
— Я тут посмотрел кое-какие данные, не буду от вас скрывать, их продали мне ваши подчиненные, поэтому хочу предупредить вас, что я знаю всё по поводу олимпийской стройки в районе Большого Сочи и поэтому прикидываться бедным не надо. Рассказывать мне, что строите олимпийские объекты на спонсорские деньги и главные спонсоры ваши олигархи, а они деньги считать умеют и поэтому озвученная цифра стоимости проекта Сочи 2014 и есть та самая настоящая, где всё рассчитано до копейки, занятие пустое, оставьте эти сказки для кого-нибудь другого. Официально названная цифра, во сколько для народа вашей страны обойдётся строительство комплекса олимпийских объектов со всей инфраструктурой — 185 млрд. рублей. Мы её, естественно, принимать во внимание не будем. Ещё одна туфта, названная вашими СМИ, что стройка обойдётся стране в 12 млрд. долларов. И наконец, более или менее правдивая цифра, которую я получил из ваших источников — 30 млрд. долларов, которые вы хотите вынуть из бюджета страны и отдать их экс-пивному королю Облоеву. Он у вас главный казначей и он же главный строитель. Удобно. Для нас с вами. Я не поленился, посмотрел сколько в среднем стоит строительство, и проведение зимних олимпийских игр. Цифры самые разные, тут много причин в различии стоимости строительства и проведения самих игр и разбираться в этом мы не будем. Самое удивительное, что никто в мире не начинал стройку под Олимпиаду с нуля, таких дураков в мире не оказалось. Во всём мире принято считать деньги, прежде чем строить, и только Россия способна тратить деньги по факту, не считаясь с затратами. Значит и 30 млрд. долларов я думаю не последняя цифра, которую мы слышим. Эта цифра, как и все другие, взята с потолка, итоговые цифры мы никогда не узнаем, но они наверно должны поразить воображение любого человека, кто умеет считать деньги. Не буду гадать, какие они будут, я человек не жадный и поэтому базовой цифрой в наших с вами расчётах сделаем 30 млрд. долларов, от которых как от печки будем всё считать.
— А что всё, вы имеете в виду? — спросил его премьер. Принимая ваш вариант решения вопроса по Большому Сочи, мы готовы произвести выкуп данной территории, если она действительно принадлежит Грузии, других обязательных для России платежей я не вижу.
— Зато их вижу я. А как же мои комиссионные? Или вы заплатите мне их из тех 30 млрд. долларов, которые пойдут Облоеву? И нескромный вопрос вы же тоже хотите быть в доле, её вы откуда будете брать?
— Вы зрите в корень, ваши комиссионные получим у Облоева. Я думаю, и вам и мне будет спокойнее, если я вам скажу, что свою долю я объединю с вашими комиссионными и, получив их, вы мою долю перечислите в банк, который я вам назову, просто откроете в нем счёт на сумму, которую вы будете мне должны по этой сделке.
— Когда Грузия получит деньги за территорию, которую уступила России?
— Как только эта территория станет де-юре территорией Грузии.
— Приятно иметь дело с умным, лишенным предрассудков, человеком, — сказал Саникашвили.
Он больше не дулся на премьера России и у него даже появилось к нему чувство симпатии. ‘С ним можно делать дела’, — подумал он: — жаль, что мы по разные стороны баррикады. И он всегда будет моим врагом. Премьер как будто прочитал эту его мысль и сказал ему: — Я думаю затмение вашего сердца, крутая обида на русских пройдёт, и вечно мы не будем врагами. Россия нужна вам. Вы это скоро поймёте.
— Не надо песен,- ответил ему Саникашвили, — а то я сейчас заплачу.
— Как хотите.
— Предварительный протокол о намерениях я сказал, чтобы напечатали, — сообщил ему Саникашвили. Там только Абхазия и Южная Осетия. Отдельный протокол мы оформим по территории Большого Сочи, видимо, когда ваши эксперты доложат вам о результатах экспертизы и вы будете готовы его подписать.   Протокол был готов. Они оба подписали его. Саникашвили довёз его до аэропорта, там премьера ждал его самолет до Москвы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *