ЛИТЕРАТУРНЫЙ КАЛЕЙДОСКОП

Какой он, современный мир, по мнению автора? О коллизиях и безумии охватившем все человечество и многом другом, что приближает цивилизацию к самоуничтожению вы узнаете из сочинений различных жанров представленных автором на этом сайте. Возможно сайт инакомыслия найдет своего читателя и будет интересен многим нестандартно мыслящим людям.

Часть первая. Роковой каприз президента (глава третья)

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

sochi2014-300x300Саникашвили никогда не думал об истории Грузии, знал её плохо, детство было тяжелое он жил в бедной семье, его родной дом напоминал хибару, учился в он обычной школе, преподавателя истории даже не помнит, хотя сам ещё человек не старый и кажется, школа была так недавно и преподаватель истории наверно ещё жив, но у него к нему не сохранилось тёплого чувства ученика, который благодарен ему за полученные знания, за ту любовь к Родине, которую тот привил ему, рассказывая о её непростой судьбе и замечательных людях, которые составили славу Грузии. Может быть, преподаватель попался такой, не любил свой предмет и к преподаванию истории страны относился как тяжкой ноше, отбарабанил, что когда-то сам выучил, и считал, что долг свой перед учениками и своею совестью выполнил. А может быть, общаясь с такими сорванцами, каким был в детстве Саникашвили, наблюдая их, слушая, о чём они говорят, пришёл к выводу, что все его старания бесполезны, он смотрел на Саникашвили и думал, ‘зачем ему история Грузии, если у него на лбу написано, кем он станет, в лучшем случае токарем или слесарем на заводе, а коли повезет, будет летать в Россию торговать цветами’. Традиционный грузинский бизнес, забил чемодан хризантемами поплотнее, придавил их коленом, чтобы закрыть крышку чемодана и вперед. Конечно же, преподаватель ошибался, если видел только такие перспективы у своих питомцев, потому что, не смотря на то, что он поставил на их будущем крест и поэтому не привил Саникашвили любовь к истории, мальчик не был совсем тупым и даже читал книжки, в том числе по истории. Нет, я не имею в виду, хрестоматийную поэму Руставели ‘Витязь в тигровой шкуре’. Для Саникашвили она не стала откровением он не нашёл в ней ничего особенного, но прочитал её, как читает её большинство из нас, и скоро забыл. В основном он читал книжки современных авторов, но опять же, книжками по истории Грузии не интересовался, обходил их стороной, славное историческое прошлое Грузии его интересовало мало. Он, как и все мальчики, в том возрасте, когда они ещё читают художественную литературу, искал книжки про любовь. Мальчики в Грузии созревают рано, начинают зарастать шерстью, что придаёт им мужественность, и щекочет их самолюбие, но в душе своей, большинство из них обычные пацаны, которые хвастаются своими отсутствующими победами на фронте любви; как победить на этом фронте? ответ на этот вопрос они ищут в книжках Вересаева, мемуарах Казановы, ну, про современных авторов я не говорю, это такая дрянь, но и там тоже. Мишико не читал Вересаева, Мопассана, в мемуары Казановы заглянул, и ему стало скучно, нет, это было всё не то, ему ближе были книжки тех авторов, где пахло легкой эротикой: ‘Она гладила его член, большой, возбуждающий уже только своим размером, он зарос у основания грубым черным волосом, натягивала кожу фаллоса на головку члена, и опять обнажала её, поверхность головки блестела зеркалом. Она облизала её, как будто слизывала шоколад с верхушки мороженого, и взяла член в рот…’. Такие книжки Мишико читал с удовольствием, он переживал сладкие муки, которые должен был реализовать известным способом, терпеть их не было сил. Фрейд писал о том, что подобные не реализованные желания, он называл их сублимацией, направленные в другое русло, ну, например, творческих интересов, вызывали у многих талантливых людей прилив вдохновения. Пушкин грустил один в деревне, в Михайловском или Болдино, и сочинял свои бессмертные творения. ‘Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты, как мимолётное виденье, как гений чистой красоты’. Мишико читал Пушкина, как же без русской классики, не читать её в вассально зависимой от России стране, в которой он жил, это было невозможно. ‘Какая ерунда’ — думал он после чтения ‘Евгения Онегина’ и спонтанное подспудное раздражение на преподавателя русского я зыка невольно переносилось на всё русское, что встречалось у него на пути. Так постепенно в нём складывался устойчивый стереотип ненависти ко всему русскому, он постепенно превращался русофоба. Он стал читать книжки только грузинских писателей или зарубежную литературу. Однажды он был в библиотеке и на полке увидел книжку о царице Тамаре. Он знал, что книжки, которые он, в основном, читал, в библиотеке не найдешь. И всё же он взял с полки эту книжку. Он читал когда-то русского писателя Ивана Ефремова. Его книжка, ‘Таис Афинская’, об известной гетере, спутнице Александра Македонского произвела на него впечатление. Эта жрица любви участвовала в сожжении Персиполиса, столицы персидского царства. Несмотря на то, что у книжки был русский автор, Мишико прочитал книжку с удовольствием. Наверно потому, что в книжке встречались исторические имена, все они в той или иной степени были связаны с историей Грузии. Александр Македонский дважды проходил через Грузию, но в ней не задерживался, ибо целью его была Турция. Он не оставил здесь своего наместника и не присоединил Грузию к своим владениям. Персы и особенности турки сельджуки несколько раз завоёвывали Грузию и оставались в ней на века. Грузия платила им дань.   В отличие, скажем, от русских, триста лет находившихся под татарами, и зла не помнящих, так давно это было, национальное самосознание сильно развито у народов не свободных, находящихся под игом другого государства. У малых народов, которые вынуждены всё время воевать защищаться, отстаивать свою независимость эта черта часто является доминантой их характера. Национализм у них в крови и обусловлен уже генетически. Мишико плохо знал историю своего государства, но любил свою родину, уже только потому, что он был грузин. На уровне подсознания у него жила обида на соседнее государство, поработившее его нацию, заставившее его говорить и думать на чужом языке, это обида всегда была запалом чувств националиста. Он выбрал почитать книжку ‘Царица Тамара’ не для того, чтобы пополнить свой запас знаний об истории Грузии, а по аналогии с книжкой Ивана Ефремова, подумал, что в этой книжке тоже речь идёт о какой-нибудь известной гетере. Он не стал читать предисловие. И прочитал книжку дома. Эта книжка сыграла большую роль в его жизни, в частности, в укреплении его чувства национального самосознания. Если раньше он был просто грузин, и этого было достаточно, чтобы ощущать себя счастливым, только от чувства кровного родства с богоизбранным народом, то теперь он знал, что богоизбранный народ не всегда находился в вассальной зависимости, было время, когда Грузия находилась в статусе одной из сильнейших региональных держав. У Мишико всегда было развито чувство собственного достоинства, со временем оно переросло в гипертрофированное Сверх-Я. Пройдёт какое-то время и гипертрофированная самооценка будет требовать от окружающих его людей особого к нему внимания, а позже, он как роженица при первых схватках, почувствует в себе потребность стать вождём нации, почувствует, как рационализируется эта потребность и переносится на всех грузин, он ощутит в себе патернализм, у него появится уверенность, что именно он сделает счастливыми всех грузин. Но для этого надо было завоевать власть. До тех по пока Грузия была под властью русских слова богоизбранный народ и вассальная зависимость как-то противоречили друг другу, царапали ухо, теперь Мишико знал, Грузия, освободившаяся от ига русских, вернёт себе статус богоизбранного народа и опять станет сильнейшей региональной державой. Мишико считал, что на это способен только он, Мишико Саникашвили, и никто другой. Бог избрал его для этой миссии.
Власть Саникашвили получил легко, без особой борьбы. В этом был ‘виноват’, прежде всего ‘старый Лис’ от политики, Шеварнадзе. Он не хотел уходить просто так, как обосравшийся грузин, он сделал вид, что уступил место молодому, яркому, одаренному человеку, имеющему в себе задатки политика и возможно человеку с какими-то элементами харизмы. Правда, Шеварнадзе так не думал, но пиаря нового президента, во всю расхваливал его достоинства. Бог отчего-то поскупился и не сделал Мишико, исключительной личностью, не подарил харизмы очередному претенденту на пост властителя Грузии, заменил её чем-то другим, какой-то квазихаризмой, отчего народ Грузии получил не вождя, а больного человека страдающего манией величия. Грузия получила голого короля. Скоро все в этом убедились. Это была прощальная шутка Шеварнадзе, он хотел, чтобы люди могли, наблюдая за новым правителем Грузии, его беспомощным барахтаньем в кресле Президента, подумать, зачем они сделали себе только хуже, а к ‘старому Лису’ по-прежнему относились бы с уважением, как экс-гуру совсем неплохого при его правлении государства. Первые шаги нового Президента заставили людей, которые окружали его, задуматься о его вменяемости, он стал методично с каким-то садистским удовольствием разрушать все отношения с Россией. Его новая стратегия подъёма Грузии, превращения её в сильное, независимое государство, зиждилось в первую очередь на отказе от всякого сотрудничества с Россией, свёртывания всех торгово-экономических отношений, военно-политического сотрудничества и перевода стрелок экономики на путь тесного сотрудничества с другими государствами в первую очередь США, Турцией, Украиной, и другими государствами, которые могли на какое-то время стать донорами Грузии. Он забыл простую пословицу, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке; в помощи и сотрудничестве никто из тех государств с коими он хотел дружить не отказывали, но они сразу же ставили жесткие условия, на которых Грузия могла получить донорскую помощь, в основном, по существу требовали от Грузии поступиться независимостью, при принятии тех или иных политических решений, согласовывать, то есть получать разрешение на их осуществление со странами донорами, а это уже попахивало вассальной зависимостью, от которой Мишико бежал, разрывая все отношения с Россией. В определениях психиаторов по поводу вменяемости нового Президента звучат слова психопат, социопат, и другие ученые термины, говорящие, что с ‘крышей’ у президента не всё в порядке. И как не прискорбно для всех, и прежде всего, народа Грузии, наверно, это так. Он маньяк-русофоб. Боится и ненавидит русских в этом отчасти проявление его болезни. Ведь кто только не владел Грузией, не завоёвывал её. Турки, потом монголы, и опять турки, немцы, англичане. Свободным и независимым государством с бурно развивающейся экономикой, промышленностью, ремесленными промыслами, искусством, торговлей Грузия существовала совсем недолго, в IX-XII веках при царе Давиде IV Строителе (1073 — 1125) и в царствование правнучки Давида Строителя (1184-1213).  В 1799 году о присоединении к России просил императора Российской империи Павла I, царь Грузии (Картли-Кахетинское царство), Георгий XII: ‘… чтобы с этих пор царство картлосианов считалаось принадлежащим державе Российской с теми правами, которыми пользуются находящиеся в России другие области’. Он опасался того, что грузинские князья начнут междоусобную борьбу, в результате которой Грузия будут завоевана Персией. 23 ноября 1800 года император Павел I издал рескрипт на имя Георгия XII, о принятии его царства в подданство России, далее он писал: ‘ нам изъявленное, приняли мы с высоко монаршим нашим благоволением и удостоив также всемилостливейшей опробацией нашей о прошениях ваших к принятию вас в подданство Наше’ . 22 декабря 1800 г. Император Павел I подписал манифест, о присоединении Грузии к России. Вот так буднично спокойно произошло присоединение к России. Добровольное вхождение одного государства в состав другого это нечто иное, нежели его насильственный захват. Вроде у здравомыслящего человека не должно возникать мстительных идей по поводу прошлого своей страны, которая не была захвачена, покорена, народ этой страны свободен и не подвергался гонениям, от которых страдали в СССР другие народы, например, евреи, те вообще были изгоями, существовавшая дискриминация лишала их возможности быть как все, и они вынуждены были ограничивать свои запросы, многое для них в стране было просто недоступно.   В России сегодня проживает 1 млн. грузин, основная их часть осела в двух столицах государства российского. Они живут себе в удовольствие не подвергаются никакой дискриминации, у них все права и паспорта российских граждан, никто не называет их черножопыми, и не собирается депортировать на родину. В России они неплохо зарабатывают, у себя в Грузии они не смогли бы так жить, потому что вряд ли нашли для себя работу по специальности, они ежегодно перечисляют на свои банковские счета в Грузии немалые деньги в валюте, заработанные в России. В 2009 году от них в Грузию поступило 659 млн. долларов. Саникашвили всё время на взводе, достаточно одного упоминания о России и он приходит в ярость, он продолжает тешить себя мечтой блицкрига с Россией и грузины, которые живут и работают в России, боятся, что они в этой войне окажутся заложниками амбиций грузинского диктатора. Саникашвили превратил Грузию в пороховой погреб, норматив вооружения необходимого для обороны страны он перекрыл уже в несколько раз. Безусловно, это вооружение не предназначено для того, чтобы лежать в смазке на военных складах Грузии, оно скоро должно заговорить. Мало того, что Саникашвили перекрыл все межхозяйственные, экономические, культурные связи с Россией, он готовился к войне до победного конца, считая, что способен добиться военным путём желаемых результатов. Ему нужна территория Абхазии и Южной Осетии, он считает, что эта территория оккупирована Россией, и он вправе применив силу вернуть незаконно захваченные исконные земли Грузии. В связи со строительством в Сочи олимпийских объектов Зимней Олимпиады 2014 года, Саникашвили прибавит к своим территориальным притязаниям к России требования о передаче Грузии земель занятых под олимпийскую стройку. Он выяснил, что в Париже на Версальской конференции в 1918 году Грузия поднимала вопрос о праве на владение этими землями, и предъявила соответствующие документы. Оказывается, эти земли были присоединены к Грузии ещё при царице Тамаре в XII веке. В XIX веке Россия насильственным путём выселила грузинское население и другие кавказские племена, которые проживали здесь. Тогда в 1918 году, вопрос территориальной принадлежности района Большого Сочи был решен в пользу Грузии, но власть в Грузии сменилась, меньшевиков прогнали от власти, получить судебное решение тогда было некому. Теперь право Грузии на принадлежащую ей территорию, которую Россия собиралась использовать под строительство олимпийских объектов для зимней Олимпиады 2014, срочно следовало восстановить. Этот вопрос надо было решать в купе с другими территориальными претензиями Грузии к России.  Саникашвили, как Гитлер увлекается и погружается в идею, одержим ею, и заставляет всех, принять участие в этом сумасшествии и не успокоится, пока не решит поставленную пред собой задачу. В своём эгоцентризме он не видит людей, не думает о цене решения вопроса, он фашист не по убеждениям, а своим психологическим данным, поэтому при решении территориального спора и действовать будет методами фашиста, идти к своей цели по трупам. Он не успокоится, пока любой ценой не восстановит территориальную целостность Грузии.
И в России и в Грузии по обе стороны невидимого барьера оказались два больных человека, место которым в психиатрической клинике, но народ наделил этих людей всей полнотой власти. И в данном случае, обычные капризы больных людей, превратились в большие проблемы межгосударственных отношений. Казалось бы, это дикость, такого не может быть, но в нашей совместной с Грузией истории, у такого прецедента есть корни. Грузин Джугашвили, садист и маньяк, такой диагноз поставил ему всемирно известный психиатр Бехтерев, управлял огромной империей много лет. Так что тому, что у невидимого барьера стоят готовые к непримиримой схватке противники, каждый готов пойти на все ради реализации своего плана, своей маниакальной идеи, два больных человека, два вождя, двух народов, совсем недавно находившихся в единой общности людей разной национальности под названием СССР, есть объяснение. Они оба из той страны, исчезнувшей с политической карты мира, которой управлял мегаломаньяк Иосиф Сталин. Он соединил не соединимое, и оно распалось. Но как бывает с больным зубом, его уже нет, а корни остались и они болят. Так и здесь. «Так жить нельзя»,-считают они. Каждый из них будет решать свою проблему, опираясь на военную мощь своего государства. ‘Быть или не быть’, фантазиям двух сумасшедших людей теперь определит война.  Незадолго до событий, которые скоро будут называть пятидневной войной Грузии с Россией, по инициативе Президента США у него с Саникашвили состоялся телефонный разговор. Президент США был в хорошем настроении, смеялся, впрочем, он чувствуется вообще легкий человек, это как говорят психологи, занимающиеся проблемами психологии лидерства, характеризует его неглубоким человеком, но обладающим необходимым ему в его должности талантом общения, он легко контактирует с самыми трудными людьми, неразговорчивыми молчунами.  Саникашвили не принадлежал к таким, грузинское гостеприимство произвело впечатление на Президента США, после своего официального визита в Грузию, они были друзьями, и теперь он легко находил на географической карте Джорджию, страну, в которой президентом был Саникашвили. Он плохо запоминал названия всех этих маленьких вассальных государств Америки, где побывал, однако Джорджию он запомнил, потому что так же назывался один из штатов США.
Буш позвонил ему и сказал, что видел спутниковые карты Джоржии, ему показали Тбилиси, показали дом, в котором живёт президент Джоржии, предложили посмотреть съемки Грузии в режиме он-лайн. Он видел идущего к своей машине Мишико, вокруг него была туча охраны. ‘Зачем тебе столько охраны’, — спросил президент Америки Саникашвили? — Террористов, если они решили тебя убить количеством людей в охране не  испугаешь. И что это за жизнь, когда приходится ходить как ты, и вокруг тебя столько  лишних людей,  в таком окружении не поговорить даже с любимой девушкой, — пошутил он: — Плохо когда власть не приносит полного ощущения свободы, и ты всё время оглядываешься, боишься, что тебя убьют. Зачем такая власть? Может быть, Мишико, если ты так боишься за свою жизнь, найдёшь себе что-нибудь поспокойнее? — слегка поддел он его: — Я звоню, потому, что давно не разговаривал с тобой и хотел бы лично от тебя узнать, когда ты собираешься провести операцию ‘Чистое поле’? Мы столько денег вложили в тебя. Ты жаловался, что русские ни за что не освободят оккупированных земель, просил нас помочь. Я выполнил твою просьбу. Друзья должны помогать друг другу. Мы даже, чтобы тебя не смущать, когда твои враги в России будут спрашивать откуда у Грузии столько оружия, приобретали оружие для тебя через третьи страны. Ты получил оружие из Боснии, с Украины? Турки должны тебе были сильно помочь. Ты просил поставить тебе С-200, одну из последних разработок подобного типа выполненных ещё в СССР. Это было сложно сделать, но мы нашли её и отправили тебе. Теперь твоя Джоржия плотно прикрыта зонтиком неуязвимой противовоздушной обороны. Мне сказали, что наши инструктора подготовили для войны с Россией 8.0 тыс. спецназовцев из грузинских военнослужащих. Ты же понимаешь, ничего не даётся просто так. Мы поставили тебе вооружений за всё время нашего сотрудничества на несколько миллиардов долларов. Пора отдавать долги или мы будем искать другой вариант наших контактов в Грузии. Ты понимаешь, о чём я тебе говорю?
Мишико взял в рот галстук и стал оправдываться. Сказал, что цель всей его жизни это неукротимое желание посчитаться с русскими ещё за окупацию его страны в советское время. Сейчас гегемония русских в Закавказье, в связи с олимпийской стройкой с Сочи приобретает новые очертания, они не потерпят такого положения, когда граница враждебного государства, находилась бы рядом. Поэтому если я начну войну с Россией сейчас, отберу у русских свою территорию, они развяжут полномасштабную войну с Грузией, и расстреляют страну танками, ‘Градами’, их авиация ковровыми бомбардировками превратит страну в пустыню.
— Мишико ты учился в школе в советское время. Тогда у вас в стране на все вопросы искали ответ в книгах Ленина. Я знаю, что он сказал, когда начинал свой переворот в 1917 году: ‘Сначала надо ввязаться в драку, а потом посмотрим’. Сейчас я хочу тебе сказать то же самое: — Надо ввязаться в драку, а потом посмотрим. Мы не допустим того, чтобы какой-то русский медведь обидел тебя. Ты помни одно, что за тобой, за тем, что ты делаешь для своей родины, мы внимательно наблюдаем. И если тебе понадобится более серьёзная помощь, ты получишь её. Но воевать за твою Джорджию Америка не будет, это ты должен понимать. Когда ты мне сообщишь конкретную дату начала акции по освобождению оккупированных земель?
— Я думаю, что скоро, я позвоню тебе в июле — ответил Саникашвили.
— Учись побеждать, — сказал на прощанье ему Президент Америки. Иначе твоя страна скоро окажется на обочине истории, её просто сбросят с дороги, как какую-нибудь помеху, мешающую движению более способных государств, двигаться вперед. Президент США отдал трубку телефона вошедшему к нему помощнику. ‘Оставь меня я побуду один’, — попросил он его. Помощник вышел. Он сидел в Белом Доме, у себя в Овальном кабинете и думал. Разговор с Саникашвили не выходил у него из головы. Он вспомнил, как принимали его в Грузии. Какое царство изобилия незнакомой пищи было на столе. А какие вина. Они с Мишико провели чудесный вечер. Мишико большой шалун и здесь заигрался, потому что стал предлагать ему, президенту США, совсем молоденьких девочек. По его знаку девочки вошли в комнату, где они сидели, одна лучше другой, настоящие грузинские красавицы. Джордж где-то слышал об особой утонченной красоте грузинских женщин. Он знал, что много русских мечтают связать с ними свою судьбу. Но законы Грузии в этом вопросе суровы и такая связь с русским карается смертной казнью. Эти дикие обычаи жителей гор сохранились ещё и сегодня. — Посмотри Джордж, — говорил Саникашвили, показывая на них, и добавлял, щёлкая языком, это что-то! Это такой восторг! С ними ты побудешь в раю. Джордж вспомнил, что когда они прощались Саникашвили достал откуда-то очень старую, в кожаном переплёте, на грузинском языке, библию и подарил её президенту Америки. Джордж встал, подошёл к книжному шкафу и достал это раритетное издание библии. Погладил и поставил на место, взял с полки библию на английском. Открыл наугад. Это был Экклесиаст. Он прочел из третьей главы несколько строчек:   ‘Всему своё время, и время всякой вещи под небом: время рождаться и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное; время разбрасывать камни, и время собирать камни.   Сказал я в сердце своём о сынах человеческих, чтобы испытал их Бог, и чтобы они видели, что они сами по себе животные; потому что участь сынов человеческих и участь животных — участь одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимуществ перед скотом, потому что всё — суета!   Всё идёт в одно место: все произошло из праха и все возвратится в прах.  У президента Америки тоже могут быть самые простые человеческие чувства. Ему было жаль Саникашвили. Для Америки он был не больше чем животное, о котором говорит Экклесиаст, животное, которое Америка посылает на бойню.  Того требуют геополитичекские интересы Америки. Одной из главных целей во внешней политике Америки по-прежнему оставалась Россия. Бархатная революция разбросала камни, а теперь пришло время их собирать. И собирать будет Саникашвили и его народ. Война с Россией, которая предстояла Саникашвили, должна была совершенно обессилить Россию довести её до состояния, когда она ничего не сможет противопоставить Америке. Её можно будет брать голыми руками. Огромные территориальные пространства России, как бельмо на глазу, богатства недр, которые хищнически, торопливо добываются, различными мутантами, порождением бархатной революции, и евреями озабоченными только одним, чтобы им никто не перекрыл кран добычи ценных, достающихся им почти даром природных ресурсов этой огромной страны, надо было прибирать к своим рукам. Америка должна была спешить, потому что претендентов на эти территориальные пространства было много. Бархатная революция в России, которую провела Америка, как всегда, с помощью евреев, достигла поставленной цели, Россия со свои правящим классом, олигархами и нуворишами, ещё вчера маргиналами, с криминальным прошлым, такими же, с родословной ничуть не лучше, вождями в Кремле, больше не государство, а только территориальное пространство, как когда-то для Гитлера, когда он организовывал свой Drang nach Osten. Россия вроде Пизанской башни её надо слегка подтолкнуть и она завалится сама. Подтолкнуть её в никуда и должен был Саникашвили.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *