ЛИТЕРАТУРНЫЙ КАЛЕЙДОСКОП

Какой он, современный мир, по мнению автора? О коллизиях и безумии охватившем все человечество и многом другом, что приближает цивилизацию к самоуничтожению вы узнаете из сочинений различных жанров представленных автором на этом сайте. Возможно сайт инакомыслия найдет своего читателя и будет интересен многим нестандартно мыслящим людям.

ЧАСТЬ II » Jedem das Seine». Роковой каприз президента

sochi2014-300x300ГЛАВА ШЕСТАЯ.

Проводив премьер-министра в Москву, Саникашвили должен был срочно доложить президенту США о его визите и результатах встречи и первую очередь сообщить ему о настроении Грузии решить территориальный конфликт на своей территории с Абхазией и Южной Осетией мирным путём. Сообщить о подписанном протоколе и о намерениях России на его основании вывести их зоны конфликта своих миротворцев. В соответствии с протоколом Россия отказывается от военной поддержки вооруженных формирований Абхазии и Южной Осетии, предоставляет Грузии все права по установлению на территориях самопровозглашенных независимых республик конституционного порядка. И в случае сопротивления повстанцев законной власти и проведения на территории Абхазии и Южной Осетии полицейских операций против них не вмешиваться во внутренние дела Грузии. Саникашвили как мальчик перед поркой отца страшно боялся этого звонка президенту США и оттягивал его, сколько мог, не смотря на всю его срочность. Его молчание по поводу даты начала операции ‘Чистое поле’ приводило в недоумение военных. Министр обороны, Кахо Джанелидзе, настоящий ‘ястреб’, у которого было всё готово, и каждый день промедления нарушал его план молниеносной войны с Россией, от нетерпения и бешенства уже выходил из себя. Кахо был выпускником академии Генерального штаба России, и ему хотелось показать своим учителям, что он не зря ел кашу среди российских солдат и слушал лекции, на которых изучалась стратегия и тактика молниеносной войны. Он штудировал Мольтке и Клаузевица и много мудрости этих военных стратегов впитал в себя. Прославленные военноначальники России Жуков, Рокоссовский и другие, он считал, незаслуженно носят лавры выдающихся полководцев. Заглушить расстреливающий огонь ДОТ(а), навалиться на него телом и стать героем посмертно, это не по науке, это отчаяние, такое же какое возникало и у прославленных российских полководцев, когда на поле боя перед собой они видели двигающиеся, как заведенные автоматы, колонны противника, которые шли по плану рассчитанному немецкими генералами: ‘eine kolonne marcshieren, zweite kolonne marcshieren’, колонны знали куда идут и знали, что их никто не остановит. Весь полководческий гений российских генералов и маршалов, всё их военное искусство в такой ситуации заключалось в одной команде, по которой они посылали солдат на верную смерть, команде ’вперед’. Они заваливали, организованную немецкой военной наукой, казалось ничем не сокрушимую, и поэтому непобедимую военную машину трупами людей, своих солдат, благо в России народа на убой всегда хватало. Клещи, фланговые обходы, ловушки для создания условий окружения противника и прочие хитрости военного искусства, если удавались, как, например, окружение армии Паулюса под Сталинградом, то по большей части это случайности или военное везение, оплошность немецких генералов. В, основном, все войны от Наполеона и до последней Отечественной войны 1941-1945 годов Россия выиграла за счёт колоссальных людских потерь, нечеловеческой выносливости русских солдат, огромных территориальных пространств страны, и русской зимы. Вот все слагаемые побед России в войнах, в них заключено всё искусство русских полководцев побеждать. Так считал новый грузинский Мольтке, он был одержим манией величия не меньше чем президент Грузии, они всё время соперничали кто лучше, он в управлении войсками или президент в управлении страной. Военноначальник не считал Саникашвили вождём, а просто психом и недоделанным везунчиком, который попал во власть по пословице: ‘из грязи и прямо в князи’. Потом после войны 2008 года он хотел убрать Саникашвили, организовал переворот, да не повезло, пришлось сбежать за границу. Сейчас он неистовал и добивался от Саникашвили ответа, когда ему можно будет запустить свою военную машину. И показать России, где раки зимуют. Саникашвили ссылался на то, что не может дать ему команды начать военные действия без разрешающего сигнала из Вашингтона, из Белого Дома.
— Я должен получить зеленый свет на проведение нашей военной кампании, потому что после визита премьер-министра России, появились новые обстоятельства, делающие проблематичными наши военные действия в Абхазии и Южной Осетии, они, эти новые обстоятельства, меняют местами участников военного столкновения, если оно состоится, и без консультаций с Белым Домом я не могу позволить, тебе Кахо, начать войну с Россией.
-Что ещё за обстоятельства? — врываясь к нему в кабинет, и почти срываясь на крик, потребовал от президента разъяснений Кахо Джанилидзе: — Звони, в Белый Дом, чего ты медлишь, — почти приказал Кахо президенту. Он уже совсем не сдерживался: -Звони при мне или я вышибу тебе мозги. Ты что-то затеял с русскими. Какой-то ченч. Не пройдёт. Пока я командую вооруженными силами Грузии ты ничего не получишь от русских, я не допущу никаких закулисных переговоров. Я дам команду и с завтрашнего дня артиллерия начнёт обстрел территории Южной Осетии зажигательными снарядами. Я испорчу всю твою игру. Ты пойми, — кричал он Саникашвили, — там, у противника нет слепых. Они видят наши приготовления и тоже подтягивают технику и людей. Нам не нужна затяжная война, для такой войны мы маленькая страна. Мы пойдём по миру, с протянутой рукой или Россия будет диктовать нам условия присоединения, но это будет уже не присоединение, а оккупация.
— Нас не дадут в обиду, нам помогут NATO, США и другие страны, — успокоил своего военноначальника Саникашвили.
— Звони, или я пристрелю тебя, — продолжал требовать у Президента Грузии, главнокомандующий вооруженными силами Грузии, генерал лейтенант Кахо Джанелидзе.
— Я звоню, но меня не соединяют, — нервно, словно оправдываясь, ответил ему Саникашвили, — всё время отвечают, что президент занят. Я прошу, чтобы ему передали, что звонил Саникашвили, президент Грузии, он просит срочно переговорить с ним. Мне отвечают, что президент США знает о моей просьбе, но сейчас не может выкроить время для разговора. Я повторяю помощнику президента: — У меня срочное дело. Он отвечает, что у президента других дел не бывает.
— Всё равно звони, надоедай, не разводи дипломатию, давай без церемоний. Неужели ты не понимаешь, оловянная твоя башка, если план по военному вторжению в Абхазию и Южную Осетию, который разработан генеральным штабом под моим руководством, мы не реализуем, строго придерживаясь прописанного сценария операции, там всё расчитано по минутам, тогда мы эти свои территории утратим навсегда и ещё можем ввязаться в полномасштабную войну с Россией, которая нам не по силам, и самое главное, сколько соотечественников грузин мы в ней положим. Допустить этого нельзя. Если мы реализуем мой план, границы Грузии будут восстановлены, а если Россия будет продолжать воевать против нас на нашей территории, мы назовём её агрессором и объявим об этом на весь мир. Мы имеем гарантии от США и NATO, что в случае агрессии России США и страны блока NATO готовы оказать нам любую, в том числе и военную помощь. Достаточно будет через дипломатические каналы предупредить Россию о том, что она играет с огнём и война на территории Грузии будет окончена.
— Ты, дорогой мой, со своей операцией уже опоздал, — сказал Саникашвили своему главкому.
— Как опоздал, что ты несёшь, этого не может быть, если только ты сам не договорился о мире с русскими? Получил мзду? Я тебя убью, нет, не я, тебя убьёт народ Грузии, как предателя.
— Не кипятись, остынь, я не меньше тебя ненавижу русских и моё желание поквитаться с ними, отобрать у них свою территорию не пропало, но премьер-министр России привёз мирные предложения по урегулированию конфликта, отказаться от которых, значит быть полным идиотом, если мы начнём действовать по твоему плану, тогда Россия нас объявит агрессором, и по просьбе о помощи народов подвергнувшихся агрессии выступит на их защиту.
-Я не хочу знать ни о каких мирных инициативах России. Поздно. Эти инициативы опоздали, русские опять будут пудрить нам мозги, и тянуть время.
— Они просят два месяца на вывод миротворцев и эмиграцию населения, проживающего на конфликтных территориях.
Саникашвили видел, как остывает воинственный пыл Кахо, его словно облили холодной водой. ‘Так надуть, сколько труда вложено в подготовку операции. И всё в пустую? Нет, так не пойдёт’. Кахо хотел воевать, ему нужна была война уже не как средство военного решения политических вопросов, война нужна была ему лично, как насильнику жертва, как бандиту кровь. Без войны, без участия в военных действиях, где он был бы самым главным, где от его решения зависела жизнь тысяч людей, где он мог бы проявить свои способности полководца, он жить не мог. Он сидел у Саникашвили и думал как скучно, надо что-то делать, что-то придумать. Он знал, кто ему поможет и заставит президента Грузии воевать. Кахо почувствовал новый прилив сил, когда подумал о человеке, который вправит мозги этому недоделанному президенту.
— Я уверен, — сказал Кахо, — президент США не погладит тебя по головке за твою трусость, если ты откажешься от военной операции, и перечеркнёт все твои надежды на будущее, как и тебя вместе с ними. Звони президенту США, я уверен, в моём плане ничего не меняется. Я начинаю войну с русскими. Он встал из кресла, взял на столе Саникашвили телефонную трубку и вложил её ему в руку и приказал: ‘Звони’, — и с этими словами вышел из кабинета президента Грузии.

После разговора с Кахо Саникашвили отмалчиваться больше не мог. Он попросил, чтобы его соединили с президентом США. Президента на месте не было, ему сказали, что сообщат президенту о его звонке и как только появится возможность, он позвонит Саникашвили сам. Вечером по дороге домой ему в машину позвонил президент США.
— Мишико, здравствуй. Ты уже закончил дела и едешь домой? — спросил он Саникашвили.
— Да, сегодня решил пораньше уехать, жена приболела, хочу побыть с ней дома.
— Правильно, ты наверно хороший муж, я знаю, что грузинские семьи самые крепкие и дружные. Вы наверно всё ещё любите друг друга?
— Да я очень люблю семью.
— Молодец. Зачем ты мне звонил? Хочешь сообщить дату начала операции ‘Чистое поле’?
— Дорогой Джордж, появились осложнения их устроили русские, я думаю это какая-то провокационная игра, но я не могу от неё отмахнуться, я ввязался в неё, потому что, если бы не принял их игры, они могли бы ославить меня на весь свет как агрессора, развязавшего первым войну.
— Да русские они такие, палец им в рот не клади. Проглотят вместе с рукой. Последнее время весь мир говорит об алчности, новых русских, прожорливых, как рыба, которая хватает наживку прямо с крючком. Отъедаются за отцов и дедов, строителей коммунизма. В своей алчности их сравнивают с евреями, которых мир несправедливо считает жадной и поэтому порочной нацией. А они просто хорошо считают и любят деньги, что в этом плохого? Я тебе скажу так. До евреев новым русским далеко, но навредить со своей ненасытностью они могут. Это всё имперские амбиции. Отрыжка сталинизма. После бархатной революции, начиная с Ельцина, вожди всё какой-то мусор. Они в своём государстве навести порядок не могут, так устроить жизнь народа, чтобы не было недовольных, нищих людей, им эти заниматься не интересно, не прибыльно, вот и тянутся прихватить ещё немного землицы на стороне, это при том, что своя не освоена. Словосочетание русский-дурак давно превратилось в устойчивый оборот речи. Или вот ещё Иван-дурак, любимый сказочный персонаж русских, так сказать, самоирония, они свою природную лень высмеивают, рассказывают, что лежит такой Иван на печи, а дела сами делаются. Ну, в чём проблема, Мишико? Что они хотят от тебя, на что подписывают? Рассказывай, у меня время есть, я тебя выслушаю. Мне очень важно, чтобы всё шло по нашему с тобой плану. А ты, я смотрю, что-то тянешь. Обещал позвонить мне в июле, а сегодня второе августа, оказывается ты необязательный человек. Ты что, не ценишь нашу дружбу? Мы можем поссориться. Но наша ссора может навредить тебе, а не мне. Я думаю, это тебе не нужно. Ну, говори, я слушаю.
— Русский премьер был у меня недавно. Он привёз проект мирного урегулирования конфликта в Абхазии и Южной Осетии. Он выводит своих миротворцев и отдаёт территорию этих республик нам. Держаться за эти территории, если армии придется защищать население, покорять вооруженную оппозицию, которой там достаточно, устанавливать порядок силой, русские не будут.
— Ну, и в чём дело. Входи туда ты и покоряй, успокаивай подвластный тебе народ. Это твоя территория и то, что ты будешь разбираться с бунтовщиками, применяя силу это твоё право, оно разрешает в таких случаях проводить полицейские операции с привлечением военных. Только не перестарайся. Делай всё аккуратно. Население не трогай.
— Не получится так красиво. Население не пустит нас и на порог. Мы можем только завоевать эти территории по плану моего главнокомандующего. В плане отводится на всю, как вы говорите, полицейскую операцию двое суток. Но чтобы уложиться в эти сроки мы должны придерживаться при проведении операции тактики выжженной земли. Так Америка воевала во Вьетнаме. Мы получим наши территории, но они будут безлюдной пустыней.
— Что ты говоришь, Мишико! Какая тактика выжженной земли, какой Вьетнам! Вы с ума сошли со своим главнокомандующим? Я ещё раз говорю только полицейская операция, при поддержке военных и население не трогать.
— Полицейская операция — это война с народом, длительная с большими человеческими потерями. Нам такая война не нужна.
— Ты же хотел воевать? Вот и воюй, а мы тебе поможем. Только без фокусов. А без потерь на войне не бывает. Если у тебя хороший главнокомандующий он минимизирует их.
— Русские просят на вывод миротворцев два месяца.
— А ты им не давай столько времени. Они хитрят. За это время они нагонят к границе Абхазии и Южной Осетии техники и людей и раздавят вас. Сегодня или никогда, так как завтра будет поздно, кажется, что-то подобное говорил ваш Ленин. Так, Мишико?
— Не знаю. Его трудов не изучал.
— Ты, наверно, Мишико, плохо учился? В Киеве тебя знали, мне рассказывали, все шлюхи из дорогих ресторанов. Ты с ними проходил свои университеты?
— Вернёмся к основной теме нашего разговора — попросил президента США Саникашвили: — Если мы не соглашаемся с условиями урегулирования по-русски, то миротворцы останутся на месте, и нам надо будет пробиваться сквозь них. Это значит, что мы первые развяжем войну и мы агрессоры, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
— Нет, Мишико, мы не позволим тебя скомпрометировать. Ты отвоевываешь свои земли у оккупантов, то есть русских. В общем, я тебе уже сказал, что сначала надо ввязаться в драку, а там посмотрим. Разорви протокол, который вы подписали с премьером России, и начинай операцию ‘Чистое поле’. Держи меня в курсе дела, чтобы я не только от прессы узнавал о твоих победах на поле брани. Воюй, Мишико.
Президент США повесил трубку.

План Кахо Джанелидзе состоял из двух этапов. На первом этапе после массированной артиллерийской подготовки за пять часов вооруженные силы завоевывают Южную Осетию. Кахо перегоняет технику и людей в Абхазию и в течение следующих суток реализовывает вторую часть своего плана, овладевает Абхазией. Реализовать свой сценарий Кахо не смог из-за просчёта, который допустил в своём плане. Операция, чтобы быть успешной должна была пройти в один этап. Никаких двух этапов. Военные действия должны были начаться одновременно в Южной Осетии и в Абхазии. План не всегда воплощается в действительность. План Кахо забуксовал сразу же, на первом этапе. Техника застряла в Южной Осетии и сам первый этап операции, который рассчитывалось, что закончится за пять часов, не то, что в за это время, в течение первых суток завершить не удалось. Российской армии хватило суток, прийти в себя, чтобы генералы смогли перебросить в Южную Осетию достаточно сил, и численность российских войск была намного больше численности военной группировки Кахо Джанелидзе. Главнокомандующий вооруженными силами Грузии собирался воевать с русскими, подражая своему кумиру Мольтке, по заранее разработанному в генеральном штабе плану, а российским генералам Мольтке был не нужен. Они не знали планов Кахо и вынуждены были действовать по обстановке, всё по тому же принципу, который всегда выручал Россию: если потребуется, то завалить противника трупами своих солдат. Значительные силы сосредоточенные Российскими генералами против относительно небольшой армии Кахо Джанелидзе буквально раздавили его армию, уничтожили её. И всё равно погибших военнослужащих и потерь различной военной техники в этой войне с российской стороны было значительно больше, если брать в процентном соотношении потери армии от её численности. Грузины воевали значительно лучше.
Этих потерь в российской армии могло не быть. Слова генерала, Начальника Генштаба Российской армии, о том, что боеспособной армии в России нет, подтвердила пятидневная война с Грузией. Интересен факт награждения героев этой войны с Грузией. Из награждённых только один солдат и то посмертно, остальные штабные офицеры и генералы даже не нюхавшие пороха этой войны. Вот наглядное свидетельство отношения государства его руководителей к защитникам родины, и их заботы об армии в целом. Вот отчего презирает такую армию молодёжь: с бараками за колючей проволокой, дедовщиной перешагнувшей все мыслимые пределы, отвратительной простотой солдатского быта, оттого что немалой части солдат показаны не казармы, а дурдома или колонии для преступников, служить в такой армии нормальному парню страшно и зазорно. В этой армии нечему учиться, нечего осваивать, кроме устаревшего вооружения у неё другого оружия нет. Зато те, кто командует этим позором России, не забывают себя и используют рабский труд солдат, обирают их, объедают и откровенно воруют, а когда приходит время наград они в первых рядах. Герои.В 1995 году, бывший политрук пожарной части, майор Степашин, после революции 1991 года неизвестно за что произведенный Ельциным в генерал-лейтенанты, и генерал-майор КГБ (ФСБ) Путин были в Чечне. Война уже началась, и они были в командировке, должны были помочь проложить безопасный путь нашим танкистам через Грозный. И они ‘помогли’. Их разведданные, добытые их подчиненными, использовались танкистами. Колонны танков и другой техники пошли по маршруту, проложенному этими разведчиками убийцами, возможно они были «засланными казачками» Дудаева, и работали на него. Были жуткие людские потери и потери техники. Колонны танков были сожжены чеченскими боевиками. Снайперы забавлялись, расстреливая разбегавшихся в разные стороны солдат, словно это были стаи воробьёв, солдаты были беззащитны, потому что никто не знал, откуда стреляли снайперы. И ничего. Высокопоставленным преступникам всё сошло с рук, возможно, они даже были награждены. А их надо было судить как военных преступников, и не в суде, а специально созданным военным трибуналом.
Кахо выполнил своё обещание и ежедневно стал обстреливать территорию Южной Осетии. Осетинская сторона не осталась в долгу и обстреливала территорию Грузии. Саникашвили бушевал, требовал от Кахо прекратить эту самодеятельность. Но тот не слышал президента он уже начал свою игру и осуществлял подготовку к войне в соответствии с планом ‘Чистое поле’. Саникашвили позвонил премьер России, он был возмущен:- Где наши договоренности? — спрашивал он у президента Грузии: — По чьему приказу осуществляется обстрел Цхинвали и прилегающей к нему территории. Уже есть жертвы среди мирного населения, разрушен ряд зданий в центре города. Я требую прекратить провокации немедленно, — наседал он на Саникашвили.
— Что я могу поделать, — отвечал ему Саникашвили. Я не могу находиться везде. Там на административной границе Южной Осетии есть мои военные, ответственные люди. Мне докладывают, что провоцируют перестрелку осетины, первые открывают огонь. Я дал команду главкому прекратить это безобразие. Надеюсь, что мою просьбу, прекратить перестрелку услышит другая сторона, мои военные пошлют парламентёров. Что могу, сделаю. Думаю, что стрельбы больше не будет. Но если этого не произойдёт, значит это кому-то выгодно тем, кто затевает эту грязную игру в войну. Мне доложили, что у вас в Москве есть люди находящиеся у власти они в купе с некоторыми вашими олигархами хотят, чтобы война началась. Война тоже бизнес, так что поищите в своём окружении. Вы чекист и должны кого-нибудь найти. Я не всесилен и со своей стороны делаю всё, чтобы не допустить войны.
— Насчёт заинтересованности в войне с Грузией кого-то из моего окружения, я не верю. Я думаю это тот случай, когда валят с больной головы на здоровую.
— Тогда объясните мне, зачем в Южную Осетию, которая ещё неделю назад имела 25 САУ и 20 танков Т-55, кто-то пригнал ещё 90 танков Т-72, которые теперь стоят у входа в Рокский тоннель. Как мне доложили, оказывается, эти танки оставлены осетинской стороне на временное хранение российской армией после учений. Как вы думаете, я должен верить таким сказкам? У осетин не было ‘Градов’, а сейчас появились. Откуда?! 20 систем залпового огня ‘Град’! Это как понимать? И таких примеров вооружения российской стороной самопровозглашенных республик множество. Наши договоренности при таком подходе к их реализации трещат по швам. И если всё так пойдёт, Бог мне судья, я буду не виноват, если этими договоренностями можно будет подтереть задницу.
— Хорошо. Я проверю вашу информацию, поищу в своём окружении и среди военных, подпольных милитаристов. Я хочу передать подписанный нами документ на согласование в Думу и его дальнейшая судьба, конечно, зависит от того, насколько тихо будет в Грузии, на границе с Абхазией и Южной Осетией.
Это был последний перед войной разговор Саникашвили с российским премьер-министром. Военная машина Кахо набирала обороты, и сопротивляться тому, чего уже не предотвратить Саникашвили не стал, да и не мог, связанный обещанием президенту США начать операцию ‘Чистое поле’ в самое ближайшее время.  Плану Кахо придумали название ‘Чистое поле’ американцы, военспецы, которые смотрели план вносили в него свои коррективы, главком их вмешательство воспринимал очень болезненно, так как был уверен в идеальности своего плана, кроме того землю, которую теперь хотел завоевывать, прежде, не так ещё давно, он сам исходил вдоль и поперек и хорошо ориентировался на территории будущих военных действий, и когда ему говорили о какой- нибудь правке, связанной с переменой ‘мест слагаемых’ его плана, не меняющих ровным счётом ничего не улучшающих план, а ухудшающих его, он знал это точно, то сопротивлялся переменам, и просил спутниковые снимки того места, которое подвергалось ревизии в плане военных действий и доказывал американцам, что он прав.‘Чистым полем’ американцы обозвали план за его агрессивную направленность, человеконенавистническую сущность, это был план истребления всего живого, уничтожения всего того, что было построенно людьми, превращения в чистое поле отвоеванного территориального пространства. Наверно такие планы были у карателей из войск СС, во время войны фашистской Германии против России. При разговоре с президентом США Саникашвили упоминал о плане умиротворения непокорных республик и сказал, что у него есть план ‘Чистое поле’, он разработан Генштабом с помощью военных специалистов — планировщиков, из Америки. Президент США не стал вникать в его суть, а принял к сведению информацию президента Грузии и теперь с нетерпением ждал, когда этот план воплотиться в жизнь. Наверно, если бы Президент США, узнал о содержании плана ‘Чистое поле’, без всякого сомнения, отверг бы его. Запретил. Народ в многонациональном государстве захотел жить отдельно и тем самым нарушил конституционный порядок, а его за это подвергнуть геноциду? В справке, которую ему подготовили в Пентагоне, ничего не говорилось, о том, что претворение в жизнь плана ‘Чистое поле’ связано с жестокостью и зверствами в отношении населения проживающего на зачищаемой территории, отмечалось только, что конечная цель плана восстановление конституционного порядка в стране.
Война по плану ‘Чистое поле’ началась в ночь на 8 августа 2008 года. Грузинские войска подвергли Цхинвали обстрелу из реактивных установок ‘Град’, а примерно в три часа ночи начали штурм города с применением танков. За несколько минут до начала операции грузинских вооруженных сил командующему смешанными силами по поддержанию мира генералу Кулахметову сообщили по телефону из Тбилиси об отмене перемирия, таким образом фактически Грузия объявила Южной Осетии войну. Вооруженное вторжение Грузии продолжалось пять дней и закончилось принуждением её к миру. Пять дней потребовалось российской армии, чтобы справиться с военной машиной Грузии. План Кахо не удался полностью. ‘Чистое поле’ в какой-то мере было реализовано в Цхинвале. Вообще в этой войне было много жестокости и даже зверства с обеих сторон. И неорганизованности, и умения воевать с российской стороны, это было так очевидно, и выпукло, когда со всей трагичностью проявилось в ходе боёв. 9 августа днём произошла неудачная попытка деблокирования российских миротворцев в Цхинвали силами батальонной группы 135 мотострелкового полка. Группа вошла в город и встретилась с грузинскими войсками, начавшими новый штурм Цхинвали. После боя, понеся потери в людях и технике, группа отошла из города. В этом бою был ранен командующий 58-й армией генерал-лейтенант Хрулёв. Не получив подкрепления, российские миротворцы были вынуждены отступить из Южного лагеря. В Южную Осетию была отправлена почти вся боеспособная армия России. На парламентских слушаниях в сентябре 2008 года Саникашвили сообщил грузинским парламентариям о том, что против него, то есть, против Грузии, действовало 95% боеспособных частей вооруженных сил России. Наверно преувеличил Саникашвили немного. Однако силы, которые бросила Россия, чтобы принудить (неологизм Медведева), агрессора к миру, действительно были большие. 8 августа в Южную Осетию была отправлена 58 армия СКВО, тогда же туда была переброшена знаменитая 76 ‘Псковская’ дивизия ВДВ, подразделения 98-й Ивановской воздушно-десантной дивизии и полк спецназа ВДВ из Москвы, и батальон ‘Восток’. Абхазия 10 августа выставила против грузинской армии 3 тыс. ополченцев. Из Северной Осетии прибыло подкрепление численностью в 5.0 тыс. штыков. Официальные источники говорят о том, что у России для того чтобы принудить Саникашвили к миру была воинская группировка численностью 15 тысяч человек плюс весь Черноморский флот, и в операции по принуждению к миру непокорного Саникашвили принимала участие 4 армия ВВС и ПВО. Россия выступила солидно, постаралась помочь, как потом говорил Путин в интервью немецкому телеканалу RDA, которое почему-то показывали везде за рубежом с купюрами, (он что, ругался матом?), выполняла свой долг, защищала своих граждан, российских подданных от геноцида, который развязал против населения Южной Осетии Саникашвили. Многочисленность российской армии нужна была, чтобы не опозориться, не проиграть сражение или не дай Бог затянуть его, превратить в затяжную войну вроде чеченской кампании, к чему Россия была не готова совсем. Однако, при проведении операции по принуждению Грузии к миру кое у кого из руководства России возникало желание попробовать танковым марш броском овладеть Тбилиси и свергнуть режим Саникашвили. Ряд средств массовой информации распространял такую информацию, о том, что целью военной операции России является захват Тбилиси и свержение грузинского руководства. Например, согласно сведениям, опубликованным 13 ноября 2008 года французским журналом Nouvel Observateur, Путин грозился во время встречи 12 августа с президентом Франции Саркози ‘подвесить Саакашвили за яйца’; причём у Саркози якобы имелись перехваченные французскими спецслужбами данные, свидетельствовавшие о том, что российская армии должна была пойти до конца и свергнуть режим Саакашвили. Численность вооруженных сил России, превышающая численность грузинской армии в несколько раз, нужна была для блицкрига, для полной победы над Грузией, для того, чтобы теперь уже прочно втянуть в орбиту своей государственной политики и поставить в вассальную зависимость Южную Осетию и Абхазию, при этом, не мешая им провозгласить себя независимыми государствами и самой первой признать их независимость. Так сказать, каким-то образом компенсировать потери от пятидневной войны, а они были немалые.  По мнению ‘Независимой газеты’ от 20 августа 2008 года приблизительная оценка только боевых действий в ‘пятидневной войне’ обошлась бюджету России в 12,5 млрд рублей; кроме того, 18 августа 2008 года вице-премьер Алексей Кудрин заявил, что на восстановление объектов в Цхинвали и других элементов инфраструктуры Южной Осетии в 2009 году Россия планирует выделить 10 млрд. рублей. Осетия может превратиться в чёрную дыру для бюджета России ввиду неэффективности капинвестиций в прифронтовой полосе. По мнению аналитиков, война в Абхазии и Южной Осетии стала одной из причин снижения золотовалютных резервов России и оттока капитала с фондового рынка. Потери российской армии по официальным данным составили 80 человек военнослужащих и 283 ранены. В ходе военных действий погибло 2000 мирных жителей. По данным Грузии, Россия существенно занизила свои потери. Так 12 августа президент Грузии Саникашвили заявил, что ВС Грузии уничтожили 400 российских солдат.  19 августа Грузия сообщила данные о своих потерях среди военных и мирного населения. Армейские потери составили 412 человек убитыми и 1747 раненых. Гражданское население 69 погибших и 61 раненый. Есть неподтвержденные данные российской разведки о том, что Грузия в ходе войны потеряла около 3000 сотрудников силовых структур. Как бы там ни было, пятидневная война ни для кого не прошла даром. О войне ещё долго говорили, много писали, анализировали ход военных действий, подсчитывали потери, прогнозировали, будущее отношений России и Грузии хотя уже существовал план мирного урегулирования конфликта (Медведева — Саркози), состоящий из шести пунктов. Последний шестой пункт предполагал проведение обсуждений по будущему статусу двух непризнанных республик. Cобственно говоря, война началась из-за отрицания Грузией какого либо самостоятельного статуса этих республик. Саникашвили этот пункт завернул, и план был принят с шестым пунктом в редакции грузинского президента, где о статусе республик уже не вспоминалось, предполагалось только: ‘Обеспечение международных гарантий безопасности Южной Осетии и Абхазии’. Саркози справедливо заметил, что ‘текст из шести пунктов не может ответить на все вопросы. Он не решает окончательно проблему’. По мнению Саникашвили пятидневная война, была только репетицией будущей. В том, что она будет, он не сомневался и не скрывал этого. Он сказал, что недоволен итогами войны и их пересмотр обязательно состоится. ‘Когда? Это дело времени. Надо разобраться с ошибками и просчётами, зализать раны, накопить новые силы, заменить на способных людей, военноначальников, и прежде всего, обанкротившегося со своим планом ‘Чистое поле’ главкома, выгнать его из армии. И тогда посмотрим кто кого. А сейчас заставим Россию заплатить, в прямом и переносном смысле этого слова, за всё: за агрессию, геноцид, за экономические потери, которые Грузия понесла, неся бремя войны. Мы соберем документ о военных преступлениях России и направим их в Международный суд ООН и Европейский суд по правам человека’.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *