ЛИТЕРАТУРНЫЙ КАЛЕЙДОСКОП

Какой он, современный мир, по мнению автора? О коллизиях и безумии охватившем все человечество и многом другом, что приближает цивилизацию к самоуничтожению вы узнаете из сочинений различных жанров представленных автором на этом сайте. Возможно сайт инакомыслия найдет своего читателя и будет интересен многим нестандартно мыслящим людям.

ЧАСТЬ II » Jedem das Seine» (глава восьмая)

ГЛАВА ВОСЬМАЯ.

 
sochi2014-300x300В Кремле, в кабинете президента России, сидели двое сам президент и премьер министр правительства России. Они говорили о проблеме, которая не появилась вчера, не свалилась с неба, или была неожиданной для них. Проблема существовала давно, она возникла в ту пору, когда президентом России был визави нынешнего президента, когда он, думая о стране, её благополучии, о том, как лучше пропиарить её успехи за рубежом пришел к мысли о том, что проведение Олимпиады в России было бы таким неплохим ходом, который помог бы России пробить информационное пространство и заставил бы СМИ заговорить о России восторженным тоном, восхищаясь русскими, их способностями, чтобы мир перестал говорить о России, как о стране- экспортёре шлюх и чёрной икры, стране олигархов и новых русских с полными карманами наворованных денег, которых от обжорства уже тошнит и блевотину со своего расстёгнутого гульфика они дают вытирать шлюхам тысячедолларовыми купюрами. Говоря шахматным языком, президент поставил перед собой задачу, во что бы то ни стало провести XXII зимние Олимпийские игры в России. И место под игры, как ему тогда казалось он подобрал не просто удачное, а замечательное и самое главное, что весь мир стал обсуждать место выбора проведения зимней олимпиады. Оригинальность выбора места проведения зимней Олимпиады, заключалась в том, что она должна была пройти в Сочи, приморском курортном городе России, с субтропическим климатом, правда, зимой, но всё равно многие сомневались в правильности такого выбора, от проекта попахивало авантюрой. Когда россияне сумели доказать, что их план не авантюра, а современный, смелый, оригинальный проект, показали в макетах и на экране виртуальные сооружения олимпиады, в общем доказали МОК, что Олимпиада в Сочи превратится в захватывающий, потрясающий, прекрасный праздник спорта, было принято решение сделать город Сочи местом проведения XXII зимних Олимпийских игр. Всё в Сочи начинали с нуля преодолели и технические трудности и стоны, и плач, и угрозы людей, которых выгоняли с мест, которые были для них не только местом проживания, но и местом где они зарабатывали. Расчистили под строительство необходимую территорию, проложили дороги, построили новые переправы, через бурные горные речки, железная дорога в Красную Поляну разгрузила дороги от пробок. Было сделано много хорошего, создана организация ‘Олимпмтрой’, которую возглавляли, сменяя друг друга, заслуженные люди, опытные менеджеры, олигарх Вайншток, по профессии нефтяник, защитил кандидатскую диссертацию по социологии; Олимпстроем, правда, командовал недолго, но успел, видимо, много, потому что скоро оставил стройку и сбежал в Англию. Экс-мэр Сочи Колодяжный, преемник Вайнштока на посту президента ‘Олимпстроя, кандидат экономических наук; невероятно, чтобы его кандидатская диссертация была об открытом им механизме хищения государственных средств, скорее всего, кандидатская диссертация, была посвящена оптимизации механизма расходования и экономии бюджетных средств, потому что на строительстве олимпийских объектов он ‘сэкономил’ 600 млн. рублей, которые оказались у него в кармане, однако чистота выполненной операции по экономии бюджетных средств смущала его и он ударился в бега и был объявлен в розыск, вернувшийся с повинной Колодяжный вернул всё до копейки. Президент даже поблагодарил его за усердие, и орденок повесил на грудь, вот только не знаю большого или маленького Владимира. Последний руководитель ‘Олимпстроя’ Облоев, осетин по национальности, известный всему миру пивовар, олигарх, сделавший на пиве огромное состояние, прошёл путь от скромного мастера на пивзаводе им. Степана Разина, в Санкт-Петербурге до генерального директора всем известного завода ‘Балтика’. В 2000 году был самым крупным плательщиком налогов в Санкт-Петербурге. Это конечно удивительное явление, достойное книги Гинеса. Потому что только в России может произойти такой казус, когда от производства пива получают самые большие налоги. Дело в том, что в городе нет промышленности, не осталось крупных предприятий с валовым объемом продукции в стоимостном выражении сопоставимом с пивным гигантом. Облоев с 1993 по 1998 год вложил в развитие производства 222 млн долларов. Не тратил деньги на ветер, как другие олигархи, вроде Абрамовича. Говорят Облоев очень скромный и честный человек. Однако этого пивовара и честного человека так и хочется спросить: откуда такие денежки? У хорошего пива и пена хорошая, но на ней сверхприбыли не сделаешь. И потом пиво не нефть доходы от этих двух продуктов просто не сопоставимы. Президент долго уламывал Облоева из пивоваров превратиться в строителя и всё-таки уговорил. Аблоев получил от президента за согласие заведовать ‘Олимпстроем’ бонус, в собственность швейную фабрику ‘Труд’, и заказ на пошив новой формы для опричников от модельера, извините, кутюрье, Юдашкина. Когда я узнал стоимость комплекта формы для милиционера, сразу вспомнил строчку стихов из песни известного советского поэта, там, правда, о других ценностях, морального порядка, но это не важно, важна суть. Мы, поётся в песне: ‘за ценой не постоим’. Потому что при заключении сделки явно не торговались, Юдашкин назвал среднепотолочную цену стоимости комплекта одежды в 34 тысячи рублей, оспаривать её никто не стал. Опричников у нас в стране больше 2 млн. человек. Легко посчитать барыш олигарха, но не буду. Если хотите, посчитаете на досуге сами. Был конец 2011 года и милиционеры ходили по Красной площади уже в новой форме, от Юдашкина. Они охраняли покой продолжающих свою беседу высших лиц государства Российского. А она была невеселой.  Говорили опять о Грузии. В последнее время проблема взаимоотношений с этой страной занимала их всерьёз. Саникашвили готовил страну к новой войне с Россией, как он говорил, до победного конца. В стране нагнеталась военная истерия, всё время проводились учения армии, резервистов, ополченцев, силовиков. Причём война с Россией подавалась как вынужденная ответная мера. Предполагалось, что Россия первой нападёт на Грузию.
Необходимо было нейтрализовать Грузию на время проведения зимних Олимпийских игр в Сочи. В России боялись Саникашвили его сумасшедших закидонов, неожиданных решений, поэтому полной непредсказуемости политики страны в ближайшее время в отношении России. Пока Саникашвили был у власти, можно было ожидать чего угодно. Самое главное, что его самоубийственная политика находила поддержку у населения. Ему верили, так как помнили войну 2008 года, когда в России на высшем уровне едва не было принято решение о танковом марш-броске до Тбилиси, захвате Саникашвили и замены его на более лояльного к России и спокойного политического деятеля. Режим Саникашвили поддерживали США и госсекретарь прямо заявляла о том, что Грузия не останется без поддержки в случае вооруженного конфликта с Россией. В последнее время Саникашвили всё чаще говорил о том, что имеется решение Евросоюза о признании территории Большого Сочи территорией Грузии. Для Саникашвили это решение было козырной картой, с помощью которой можно было шантажировать Москву и даже ввязаться в новую войну, рассчитывая на военную помощь США. Если ситуацию с Грузией рассматривать в таком ракурсе надо было готовиться к худшему. В Зимнюю Олимпиаду — 2014 уже вложили триллион рублей. Надо было найти способ договориться с Саникашвили, но это всё было так ненадёжно. В этом случае во все времена самым надежным средством решения подобной проблемы оставалось физическое устранение человека доставляющего столь большие хлопоты. Но сделать это надо было руками грузин смертельно, до икоты, ненавидящих Саникашвили, ведь убрали же его друга, Бадри Патрикашвили, грузины ненавидящие их обоих. Не побоялись, того что он пользуется большой поддержкой у элиты Грузии и что она поднимет шум. Следующим мог бы стать, если договориться с ними, Саникашвили.
Президент был настроен решительно против использования методов Макиавелли.
-Лучше, — считал он, — молниеносная война с Грузией, низложение президента, временная администрация, которая будет управлять Грузией до 2014 года. После проведения зимней Олимпиады, можно будет провести в Грузии демократические выборы, и разрешить проблему разрыва дипломатических отношений, восстановить их в полном объеме, как с любым другим независимым государством.
-Олимпиада это моя идея, мое дитя, выношенное и уже почти готовое ходить на своих ногах. И я пойду до конца, использую все свои возможности, и решу проблему со строптивым грузином. Я не люблю проигрывать. Олимпиаде быть и по-другому не будет’, — сказал президенту премьер-министр   Они разошлись в который раз, так и не решив, конкретно, что надо сделать, чтобы не сорвать Олимпиаду, а всё шло к этому.
Саникашвили торжествовал. Из Евросоюза пришло подтверждение права Грузии на территорию Большого Сочи. Эта территория с 1 января 2012 года опять принадлежала Грузии. Радость Президента была безграничной. По этому случаю он устроил всенародный праздник. Гуляла и пела вся страна. Саникашвили знал, кому он в первую очередь обязан появлением именно такого решения Евросоюза. Он был уверен, документы были в порядке, но что такое Грузия для Европы, тем более, для всего мира. Маленькая страна затерянная где-то в Кавказских горах. Есть она или нет на белом свете мало кого волновало, в том числе и чиновников Евросоюза рассматривавших территориальные претензии Грузии к России. Тем более, что без малого почти сто лет никто не поднимал этого вопроса и вдруг он появился. Проще всего было отказать, ссылаясь на то, что за давностью лет проблемы не стало, она растворилась, во времени, в тех изменениях, которые произошли на этой территории, прежде всего этнические, ведь коренных грузин проживающих там, в Сочи, и вокруг него, можно было пересчитать по пальцам. Там хозяйничала почти сто лет другая страна, и она внесла определенный вклад в освоение этой территории, превращении её особый район, своего огромного государства, она превратило свой единственный южный курорт на Черном море во всесоюзную здравницу, так как государство до недавнего времени занимавшее шестую часть всей земной суши, нигде не имело, на своей огромной территории, другого подобного места с влажным субтропическим климатом. Неважно, что того государства, а по существу империи, не стало и все живущие в нём народы разбежались по национальным квартирам, у СССР, был преемник, Россия, и она не отказывалась от этого кусочка земли. Мало того, за последние годы нувориши и олигархи вложили в это спорное место сотни миллионы долларов. И теперь всё на ветер?
Вот, наверно, одно из преимуществ международного права, для него не существует ни границ государств, ни сроков давности, если есть предмет спора, международная правовая инстанции рассматрит его. И совсем неважно было это вчера или сто лет назад. Спор решается всегда в пользу того, кто может доказать свою правоту и время здесь не при чём. Так с формальной стороны и рассматривался вопрос о претензии Грузии к России, но для того чтобы всё произошло таким образом, надо было чтобы кто-то подсказал суду, чью точку зрения учесть при рассмотрении этого территориального спора. И это аккуратно было сделано представителем США в Евросоюзе. Саникашвили вызвал к себе посла Азербайджана в Грузии, представляющего интересы России, дипломатические отношения между Грузией и Россией были расторгнуты в 2010 году, и сообщил ему о решении международного суда по поводу территории Большого Сочи и передал ему требование Грузии к России, до 31 декабря 2012 года освободить территориальное владение Грузии. Посол Азербайджана был в хороших отношения с Саникашвили, он тоже не любил русских, и удача Саникашвили порадовала его. Он поздравил Президента Грузии с этой победой. И сказал, ‘если бы все наши победы, завоевывать таким образом, как хорошо было бы жить. Самое главное спокойно. Это хороший урок для России. Она ещё никогда не получала под зад так откровенно, вышвырнуть её с территории, которая благодаря глупой недальновидности Лилипутина превратилась в бездонную яму куда Россия зарыла триллион рублей, это просто фантастика. Я не создаю себе кумира, но эта ваша заслуга, Мишико, результат вашей политической мудрости.
Я понимаю, в Азербайджане это национальная традиция, хорошая традиция, создания культа героя. В СССР это называли культом личности. Мне это не грозит. Меня греет победа, а не то, что говорят, про меня, хотя не скрою приятно. Спасибо’. Они выпили за победу. Посол взял из рук Саникашвили дипломатическую ноту для передачи ее послу Азербайджана в Москве и вышел из кабинета президента Грузии.
На следующий день посол Азербайджана в Москве, известный в прошлом певец и композитор, народный артист СССР, вручил дипломатическую ноту Грузии Лаврикову, министру иностранных дел России. Тот не сдержался и в присутствие посла Азербайджана, которого хорошо знал, выругался по адресу Саникашвили. Лавриков был очень сдержанный человек, но, то, что принёс посол, было равнозначно объявлению Грузией войны России. Это был ультиматум, в котором России предлагалось освободить территорию ‘Большого Сочи’, до 1 января 2012 года.
Лавриков связался с президентом и тот срочно пригласил его к себе. Министр был у Президента через полчаса, у него в кабинете, где уже сидел премьер-министр. Лавриков положил перед президентом ноту Грузии. Воцарилось гробовое молчание. Присутствующие понимали насколько это серьёзно. У каждого, наверно, были свои соображения по поводу ответных действий, но сидели и молчали, потому что состояние шока испытывал каждый.
-Я обещал, что больше не буду говорить с Саникашвили, — прервал молчание президент, потому что считал, что договариваться с ним не о чем, и дипломатические отношения пока он у власти восстанавливать незачем. И вот тебе ‘Бабушка Юрьев день’. Грузия отобрала у нас район ‘Большого Сочи’. Безусловно, это не его победа, ясно кто ему помог, но это не меняет сути дела. Я должен с ним говорить и договариваться, соглашаться практически на любые условия, потому что ‘Сочи-2014′ для нас всё, если игр не будет мы пойдём по миру с протянутой рукой, потеряем репутацию, с нами никто не захочет иметь дело. Какая глупая ситуация, он повесит шлагбаум ‘посторонним вход запрещён’ и мы уже посторонние, не сможем попасть даже на олимпийские объекты. Конечно, мы будем оспаривать в международном арбитраже решение международного суда, но я чувствую, что это всё пустое. Отменить решение суда не удастся, США этого не допустят. Мне страшно не хочется говорить с Саникашвили, говорить с ним для меня это унижение, зато уж как он будет доволен. Но я пойду на это, переговорю с ним, попрошу, чтобы он не срывал нам проведение Олимпийских игр, выслушаю его, узнаю, что он попросит взамен: — в кабинете президента повисла тишина, — наверно это всё, — сказал он.
— У кого есть другие предложения по данной теме? Выкладывайте.
Премьер-министр сказал, что посыпать сейчас голову пеплом, бить себя в грудь, каяться и говорить всем, что он виноват, не просчитал все угрозы, прежде чем добиваться права на проведение зимних олимпийских игр в нашей стране, глупо и делу это не поможет. ‘Он говорил президенту о том, как можно исправить этот возникший перед ними форс-мажор. Пока, как я понимаю, реакция на моё предложение резко отрицательная’ — премьер посмотрел на президента: — ‘И всё же я продолжаю настаивать на своём предложении. Саникашвили находится вне правового поля, он военный преступник, поскольку фемида молчит, а время подгоняет, если спецслужба не предпримет определенные шаги по нейтрализации президента Грузии, я согласен с вами, — он посмотрел на президента, — мы потеряем всё. Надо срочно убрать его с политического поля Грузии, я думаю, США не будут сильно возмущаться, если он исчезнет и вместо него кресло президента Грузии займёт вменяемый политик, с предсказуемым поведением. Надо найти адекватный компромат, где США, поступали таким же образом. Разве мало таких историй, где они убирали лидеров государств или соответствующих им по рангу лиц из экономической среды, если они мешали им’.
— Нет, нет, — возмущенно запротестовал президент, — я, по-прежнему, категорически против подобных методов решения проблемы. Вам легко принимать такие не правовые решения, если это называть своими именами, санкционировать преступления. Всё-таки сказывается менталитет работника КГБ, искать решение, если в правовом поле его не найти, за его пределами. Я так не могу, для меня закон превыше всего. Вы же в дзюдо придерживаетесь правил? Вот вы поймали противника на хороший приём, провели его, но при этом нарушили правила, провели приём за пределами ковра. Он не засчитывается, и вы получаете замечание судьи. Разве не так? Давайте действовать тоже только в правовом поле. Приходите или звоните ко мне сразу, если что-нибудь надумаете. А сейчас я хочу побыть один.
Президент собирался звонить Саникашвили и не хотел, чтобы премьер находился здесь в кабинете. В его присутствии он чувствовал себя скованным, не свободным, у него было такое ощущение, словно это строгий экзаменатор стоит с ним рядом. Он управлял страной уже четвёртый год, а в присутствии премьера, так и не смог преодолеть в себе комплекс неполноценности, испытывал определенные трудности психологического свойства. Есть хорошие кадры в фильме Михаила Ромма ‘Обыкновенный фашизм’, Муссолини выступает с балкона своей резиденции перед собравшейся толпой. Его что-то раздражает, он всё время оборачивается и смотрит на того кто стоит сзади него. На балконе стоят несколько человек, но оператор никого не выделяет из них, показывает всех вместе, кто раздражает дуче непонятно. Михаил Ромм с помощью замедленной съемки и стоп-кадра, показывает нам, кто так раздражает дуче. Это оказывается король Италии. Вот так и здесь Президента всегда неприятно закрепощает присутствие премьера, видимо, ему небезразлично, его мнение о нём. В пьесе Грибоедова ‘Горе от ума’ для Молчалина важно мнение княгини Марьи Алексеевны. Это реплика вошла даже в поговорку, которая высмеивает людей, которые в своих высказываниях осторожны, не всегда искренни, потому, что боятся осуждения человека, являющегося для них, непререкаемым авторитетом.
Президент попросил, чтобы его соединили с Саникашвили. Президент Грузии был на месте и сразу взял трубку. Они поздоровались.- Господин президент, — не называя его по имени, — обратился к нему президент России. Я вынужден обратиться к вам за разъяснением по поводу вашей дипломатической ноты. Хочу знать больше о ситуации, которая возникла в связи с признанием Евросоюзом права Грузии на территорию, назовём её условно ‘Большого Сочи’, и присоединения к Грузии, как исторически бесспорно принадлежащую ей. Вы предлагаете нам, чтобы мы до 31 декабря 2012 года передали вам этот далеко не безразличный нам район Черноморского побережья. Вы прекрасно знаете, что Россия владеет этим районом Черноморского побережья более 100 лет, этнически район заселен на 99% русскими. Эта небольшая территория России, и после 1991 года, по-прежнему, является частью Краснодарского края. С XII века много раз сменялись кавказские племена, которые заселяли эти земли и Грузинское государство никогда не претендовало на эти земли. А двести лет назад, когда Грузия присоединилась к России, эти земли пустовали. Имеретинские болота, рассадник малярийных комаров, отпугивали людей, и селиться здесь никто не хотел. Царское правительство только с помощью насильственных мер заселило эти места и опять, же среди заселивших эти места людей грузин почти не было.
— Дмитрий Николаевич, всё это очень интересно, но, наверно, не имеет к решению Евросоюза никакого отношения. Да, я понимаю вас. Обидно после стольких лет владения этими землями узнать, что они принадлежат другому государству. Обидно потерять их ещё и потому, что у России на её территории нет больше мест подобных этому курортному району Черноморского побережья. Но в наше время это беда поправимая, ваши граждане могут теперь ездить в Турцию, в Израиль, да мало ли куда и цены не кусаются, наверно, даже ниже чем в Сочи. Я, думаю, Россия скоро примирится с потерей. Мы же забрали у вас не нефтеносный район. Прибрежная полоса пляжей, солнце, море, таких мест у вас достаточно в других частях вашей необъятной страны.
— Мы будем оспаривать в арбитражном суде это решение о присоединении района Большого Сочи к Грузии.
— Это Ваше право. Но уверяю вас это пустая трата времени.
— Нет. Это не так. До тех пор пока не будет решения арбитражного суда, мы не подчинимся вашему диктату и не уйдём с этой территории. Здесь должны пройти XXII зимние Олимпийские игры 2014 года. В 2012 году будут достроены последние Олимпийские объекты, в конце того же года мы проведём здесь ряд соревнований, так сказать, обкатаем олимпийские объекты. У меня убедительная просьба всё это время пока мы будем заняты Олимпиадой не беспокоить нас, и не присылать ультиматумов вроде этого, который лежит передо мной.
— Послушайте, я бы мог положить трубку в ответ на вашу грубость и больше не разговаривать с вами, я и так сделал для вас исключение. Если вы хотите договориться со мной о чём- то давайте говорить об этом. О решении Евросоюза я вас поставил в известность и больше касаться этой темы не будем. Все разговоры в этом направлении бесперспективны. Кроме одного, он касается условий сдачи в аренду территории проведения олимпийских игр, а, быть может, и продажи данной территории. Я в своё время говорил об этой возможности временной консервации проблемы с передачей Грузии района Большого Сочи, с вашим премьер-министром. Это было давно. Он тогда был ещё президентом России. В то время этот разговор имел абстрактный характер. Давайте подумаем вместе вот о чем. Что можно сделать, для того чтобы не сорвать Олимпийские игры в Сочи. Чтобы они состоялись. Я все эти годы поддерживал идею проведения зимних Олимпийских игр в Сочи. И сейчас не собираюсь вставлять вам палки в колёса. Как говорится, с Богом. Проводите их. Но поскольку игры будут проходить на территории Грузии, мы должны будем договориться, и вы прекрасно знаете о чём. Вы прекращаете оккупацию Южной Осетии и Абхазии, выводите свои вооруженные силы из этих самопровозглашенных республик и проводите Олимпийские игры, вот и всё. Как говорит пословица и ‘овцы будут целы и волки сыты’. Ну, что вы скажете на моё предложение?
— Извините меня, но мне, кажется, вы специально смешиваете проблемы, не имеющие между собой никакой связи. Ставите уже решенную проблему существования независимых государств, в зависимость от другой проблемы, появившейся в наших взаимоотношениях, а это, мягко говоря, мне кажется, нечестно. ‘В одну повозку впрячь не можно козла и трепетную лань’ — говорил Козьма Прутков. Это разные проблемы и друг с другом они никак не связаны. 
— Да, может быть, но это ваш единственный шанс, и единственный вариант не пролететь с Олимпийскими играми. В противном случае, мне ничего не остаётся другого, я вынужден буду повторить военную акцию по освобождению от оккупации территории принадлежащей Грузии. Тогда Олимпийские игры вряд ли состоятся, вы же понимаете, в районе военных действий олимпийские игры не проводят. Послушайте, Дмитрий Николаевич, я враг России и не скрываю этого, и ещё вчера заявлял, что военное столкновение с Россией неизбежно. Россия больше, но не сильнее нас, нам придётся тяжело, если придётся воевать с вашей страной, но Бог, я уверен, на нашей стороне, и мы победим. Сейчас появилась возможность всё решить мирным путём, ваш предшественник с авторитарным складом мышления, видел проблему, как видит её конвойный сопровождающий преступников, никаких нюансов, шаг в сторону — побег, он не допускал импровизации, вы совсем другой человек, я где-то даже симпатизирую вам, и вопреки логике своих поступков, хочу помочь вам. Почему вы столь категоричны? Вам так нужны эта Южная Осетия и Абхазия? Я открою вам глаза, чтобы вы видели, кого защищаете, кого вы взяли под свою опеку. Как и район Большого Сочи территория Абхазии большой Черноморский курорт. Там действительно при советской власти жили бедные советские люди разных национальностей, абхазов среди них никогда не было больше 17%. Россия сейчас озабочена тотальной коррупцией. Грузия времен Шеварнадзе была не менее коррумпированной страной. И потом, когда он ушёл в Москву, его преемники мало что сделали, чтобы коррупция стала меньше. Самый большой коррупционный навар был от продажи участков на Черноморском побережье. Население прибрежной полосы и в других районах Абхазии, у грязелечебниц, у источников с лечебной минеральной водой, попросту сгонялось с этих участков земли, приносящих бешеные деньги, и скоро социальный состав жителей этого благодатного природного заповедника сменился. Здесь построила себе замки, дворцы, гостиницы элитарная публика из России и Грузии. Скупка земли в Абхазии, но уже совсем в других масштабах, под бизнес проекты продолжилась при новой российской власти. Да там есть старики и старухи и 60 % бюджета Абхазии и Южной Осетии дотируется Россией. Вы раздали российские паспорта жителям Абхазии и Южной Осетии, чтобы эти республики жили за счёт России. Там ведь ничего не производится, жители не работают, мандарины растут как сорняки, вот единственно с чем они ездят торговать в Россию. В Осетии нет моря, но там другие прелести и коррупция не меньше. И самое главное, что такая самостоятельность им выгодна. Для Российского бюджета эти две самопровозглашенные республики стали бездонной финансовой ямой. У вас в стране нет нищих, больных, беспризорных детей? Вы так богаты, что можете себе позволить такой альтруизм? Это не гуманизм, это цинизм, жуткое, хуже чем к собакам, отношение к собственным гражданам. Вы в Абхазии и Южной Осетии защищаете интересы не народа, нет, дорогой, Дмитрий Никоваевич, всё тех же чьё государство вы построили. Олигархов и нуворишей. Я говорил вашему предшественнику, Дудаев, если он там, на небе, должен быть счастлив, то, что ему не удалось, сделала Россия, она построила его любимую Ичкерию, там теряются миллиарды это уже не яма эта пропасть, в которую однажды может сорваться и сама Россия. Вы думаете Кадыров, какой он сейчас, покладистый, послушный и пушистый, вечно будет ходить под вами? Теперь достаточно прецедентов, подобных Косово. Я уверен, однажды, и он свернет на эту дорожку. Герой России убивает Героя России. Правда оригинально и ещё оригинальней то, что убийца Героя России, приходит в дом к матери убитого на поминки и она прощает его. Прямо шекспировская трагедия. Бандит не может стать другим, убивать людей это его профессия, и сменить её на другую, на мирный труд виноградаря, пахаря, он уже не может. Его орудия труда: автомат Калашникова, нож, он должен быть всегда был под рукой, чтобы было чем перерезать горло барану или человеку, если тот подвернётся в недобрый час…
— Ну, хватит, — прервал Саникашвили, — президент России. Мы, кажется, говорим не о том. Мы должны решить, что будет дальше.
— Я всё сказал, принимайте решение, звоните мне. Я должен знать, каким оно будет. Если вы не согласны на мои условия, то 31 декабря 2012 года я по новой границе с Россией ставлю танки, колючую проволоку, что там ещё положено ставить на государственной границе с соседним враждебным государством? Мины? Поставлю и их. Наверно на сегодня всё, Дмитрий Николаевич?
— Да я понял, что ваша позиция неизменна и сожалею об этом. Они попрощались друг с другом, президент России положил телефонную трубку на место. В этот же день, когда состоялся разговор глав двух государств России и Грузии, премьер-министр России появился у директора ФСБ лично. Вскоре к нему в кабинет зашли ещё несколько человек. Совещание длилось довольно долго, премьер-министр вышел заметно довольный ему удалось решить всё, так как он хотел. Вопросом, который он решил, могли заниматься только люди из этого ведомства, потому что сам он, когда-то непосредственно причастный к делам организации, в которой сейчас находился, и которая сменила логотип, только потому, что прежняя аббревиатура вызывала у людей, особенно пожилых, страх, знал, в этих стенах опровергается широко распространённая аксиома о том, что тайное рано или поздно становится явным, тот вопрос, который они обсудили и приняли по нему решение, требовал именно такого подхода и особых мер предосторожности.

У Саникашвили по требованию его начальника службы безопасности было определено несколько маршрутов его поездки из дома в резиденцию и обратно. И каким маршрутом он поедет сегодня не знал никто, кроме самого начальника службы безопасности. Обо всех поездках в другие места в городе, ему заранее сообщал один из помощников президента. Так же было и с поездками по стране. В общем, контролировать передвижение президента было непростой задачей. Но эта была одна из функций службы безопасности и пока она справлялась со своими обязанностями. И больших ЧП с президентом не было. Он был непоседлив, склонен к импровизациям и работать с ним, в плане обеспечения его безопасности, было тяжело. Были случаи, когда охрана теряла президента, в основном, его неконтролируемые исчезновения касались случаев, когда он встречался с прекрасным полом. Перебирать и пополнять свою коллекцию красивых женщин, с которыми он переспал, любимая страсть президента. Ради встречи с женщиной, которая завладела его сердцем на пять минут, он был готов броситься в огонь и в воду, преследовать ее, забыв обо всём на свете и своём статусе, какая уж тут безопасность главы государства, в таких случаях он обеспечивал свою безопасность сам, в его борсетке, которую он брал для своих интимных встреч и держал в столе на работе, помимо оружия всегда можно было найти и презервативы. Те люди, которым поручили убрать президента Грузии, долго выбирали способ его устранения. Учитывая его подвижный образ жизни, большое количество перемещений, любовь к прекрасному полу, склонность, прежде чем заняться сексом, хорошо поесть и выпить, если это было в Тбилиси, естественно, в самых дорогих престижных притонах, где можно было получить, как комплексный обед, всё вместе, и хорошую еду и дорогую проститутку, казалось, что проще всего поймать его на прицел снайпера именно в таком месте. Однако не было гарантии, что президент сумеет оторваться от хвоста из его охраны, клюнет на проститутку, которая насыплет ему в вино отравы, что киллеру не придётся кататься по городу ожидая, у какого кабака он притормозит. Этот вариант сразу отпал. Кто-то вспомнил, как ликвидировали Дудаева, помог сигнал его мобильного телефона. Тогда получилось, а почему не получиться в этот раз? Решили, что и в этот раз попробуют сработать также. Как всегда Саникашвили утром собрался на работу, попрощался со всеми домашними, сел в ожидавшую его машину, начальник службы безопасности сел с ним рядом. Он сообщил водителю автомашины, на которой ездил президент, маршрут, по которому они поедут в резиденцию и они поехали, машины охраны были впереди президентской машины и следом за ней. Саникашвили решил сделать по мобильному телефону свой первый утренний рабочий звонок. Набрал номер, появился сигнал, ему долго не отвечали, наконец, он услышал сердитый заспанный голос. Ответить ему он не успел. Раздался оглушительный треск, как при разряде грозы, что-то рядом взорвалось. Машину, как футбольный мяч, подбросило вверх, она несколько раз перевернулась в воздухе, и с огромной силой ударилось боковой стороной, где сидел водитель о ствол громадного старого дерева. Это было на проспекте Руставели, они немного не доехали до резиденции президента. Потом начальник службы безопасности крестился и говорил, что Бог на стороне Мишико, президент послушался его, и в этот раз был пристёгнут ремнями безопасности. Кроме сильного сотрясения мозга других травм у президента не было. Машина досталась Саакашвили от Шеварнадзе, её прислал после покушения на него канцлер Германии Коль. Броневик с пуленепробиваемыми стёклами выдержал экзамен. Саникашвили был в состоянии прострации он ничего не понимал из того что ему говорили. Его доставили в госпиталь и им занялись врачи. Машины охраны раскидало в разные стороны, они горели, в живых не осталось никого. И когда примчалась скорая, спасать было некого.   Президенту России, конечно же, доложили о покушении на жизнь Саникашвили. Проинформировали о его состоянии здоровья, сказали, что жив, не ранен, пережил шок, сейчас с сотрясением мозга находится в больнице. Он отделался, сравнительно легко. Могло быть хуже. Воронка, которая осталось от взрыва пока неустановленного взрывного устройства, была глубиной два метра.
— Повезло ему, машина хорошая, выдержала взрыв такой силы, не развалилась на части, у нас таких нет, — прокомментировал случившееся президент России. Несмотря на свою политическую молодость, в политике он варился относительно не давно, он уже мог самостоятельно правильно оценить складывающуюся в России политическую ситуацию. Чувствовать настроение народа, правильно прогнозировать, температуру общества и по возможности, снижать её подручными средствами или заговаривать, как делают это бабки ворожеи, обещаниями или другой чепухой. Он наблюдал эту способность к успокаивающей болтовне, у многих российских политиков, самым талантливым и беспринципным в этом плане он считал Жириновского. Равного ему по политическому шутовству в России, пожалуй, больше не было, демагогов сколько угодно, но чтобы при этом быть фокусником, такого таланта он не замечал больше ни у кого. В Думе уже знали о решении суда в Гааге, признать район ‘Большого Сочи’ территорией Грузии. Это вызвало бурю негодования, взрыв эмоций. Почитай у каждого второго депутата Госдумы в качестве запасного плацдарма, (основным был особнячок где-нибудь во Франции, в Ницце), после отвода земли под олимпийскую стройку, появился на этой земле новодел, скромная трёхэтажная вилла на берегу Черного моря, и вдруг какой-то недоделанный грузин хочет лишить их особнячка и безоблачной старости на берегу ласкового, любимого и привычного тёплого моря. Кукиш ему, а не Сочи. Не получит и пяди российской земли. Заседание Госдумы по этому вопросу превратилось в акцию протеста против предстоящей наглой грузинской оккупации, пример премьера России, обещавшего повесить президента Грузии за яйца, оказался заразительным, помочь ему в этом деле оказалось готова почти вся Дума и даже редкие в этом месте представительницы женского пола, попавшие сюда, я полагаю, не только за спортивные заслуги, были не против того, чтобы собственноручно обмотать мошонку президента Грузии, ненавистного захватчика, собирающегося сделать собственностью райский уголок России. Президент попросил, чтобы премьер-министр явился к нему немедленно. В голосе президента премьер впервые за всё время их совместной деятельности услышал стальные нотки. Чувствовалось, что этот чрезвычайно спокойный человек очень взволнован. Премьер зашёл к нему в кабинет, президент сидел за рабочим столом и там остался при появлении премьера, не сел, как обычно, напротив, за стол-приставку. Он сейчас настолько ненавидел своего протеже, своего товарища, быть может, даже друга, что не мог находиться с ним рядом, не мог смотреть ему в глаза, не хотел видеть как тот будет ему лгать, изворачиваться, и поэтому хотел быть от него на расстоянии. Они давно знали друг друга, в прошлом у них было много общего, выпускники одного ВУЗа, тесные личные отношения позволяли им быть на ‘ты’, однако, когда премьер появился у него в кабинете, президент принципиально стал говорить с премьером на ‘вы’.
— Это подлость, я никак не ожидал, что вы так поступите со мною. Наши отношения предполагают доверие, а то положение, которое мы занимаем в государстве, делает нас в случае, когда доверием пренебрегают, чрезвычайно уязвимыми, поскольку в такой ситуации, кто-то из нас оказывается без вины виноватым. В результате вашей самодеятельности моей репутации нанесён непоправимый ущерб, репутации главы государства, который ничего не знает и никак не может объяснить случившееся с президентом Грузии. На моей репутации не должно быть ни единого пятнышка, а вы меня подвели, теперь люди думают, что это я разрешил ‘кровь по совести’. Если бы мы были просто друзьями, я разорвал бы с вами всякие отношения и презирал бы вас до конца своей жизни, а что мне теперь прикажете делать, как работать с вами. Может быть, мне лучше уйти? Я ведь по вашей просьбе занял это кресло, в котором сижу. От кого угодно я мог ожидать грязи, подвоха, подлости, но только не от вас. Я верил вам априори, зная, что никогда не подведёте, поможете, и если надо будет, спасёте меня. Чёрт возьми, не молчите, скажите мне, облегчите свою душу, зачем вы это сделали. Я ведь просил вас действовать только в правовом поле. А это уголовщина, самая примитивная, я понимаю ваши мотивы, на карту поставлено слишком много и проигрывать не хочется, смешалось всё в кучу и личные амбиции, и огромные финансовые потери и чувство вины, в случае проигрыша, вины, перед страной и её народом. Вы же знали, вас никто не потащит в суд, никто не будет разбираться в этом деле, никто не упрекнет вас, не скажет, что вы совершили роковую ошибку, потому что она была следствием вашего каприза. Некоторые, и вы в том числе, страдают от недостатка нравственного удовольствия, как от отсутствия в организме какого-нибудь витамина. Однако наша с вами действительность, в которой мы существуем, изначально не предполагает нравственности, так уж устроен мир политики, вы не настолько наивны, чтобы, когда принимали решение о проведении зимней Олимпиады в России, могли поверить в то, что можно получить нравственное удовольствие в чистом виде, без политики. Или настолько верили в удачу, что руководствовались ненадёжным принципом, нет правил без исключения? Каприз простого человека не подлежит осуждению и исправим. Как, правило, капризы свойственны детям и женщинам. В таком случае всё просто, отказал, и вся недолга. Ваш каприз, человека облеченного высшей властью, оказался убийственным, ему дали зеленый свет, разрешили его. Боялись вам перечить. И вот результат.
-Это всё, что вы хотели мне сказать?- спросил его премьер министр
— В общем да.
— Ну, что же я готов ответить на все ваши претензии ко мне. Вы просите. Покайся! Скажи, что это ты. Ты испачкал мою рубашку, на ней не должно быть не единого пятнышка. Дорогой мой, вы же сами признаёте, что политика грязная штука, быть в ней и не замараться? Невозможно, если мы говорим о политике, в которой существуем оба. Извините меня, но придётся напомнить вам школьный закон физики, а он гласит, что наверх всплывает всё легкое, пустое: одно дерьмо и пена; если называть всё своими именами, то это наш с вами электорат, который начал создавать Гайдар, а мы продолжили его дело, пестовали так называемый «электорат» и дальше, создали ему тепличные условия и позволили этому дерьму всплыть наверх, создали ‘Единую Россию’, а как же иначе, ‘один в поле не воин’, нам нужен был свой класс, тот который поддержал бы нашу политику, на народ рассчитывать не приходиться, он давно вне политики, отгородился от нас и он просто опасен, потому, что не имеет иммунитета его легко можно заразить любой химерой, так как сделал это в своё время Ельцин. И он пойдёт с любым кто пообещает ему хлеба и зрелищ и сметет нас с вами, потому что существующая власть всё время его опускает, он живёт всё хуже и хуже. Так же поступит с нами и наша элита, так часто поступают дети с родителями, если мы перестанем работать на неё, создавать ей условия наибольшего благоприятствования, в экономической среде, где она сможет, как и раньше быстро увеличивать спекуляционный и коррупционный капитал. Олимпиада это как раз то, что примирит с властью и тех и других. Народ получит работу и развлечения, наша с вами элита сможет значительно увеличить свой капитал. Поэтому, когда у нас на пути к поставленной цели появляется препятствие его нужно убирать любыми средствами и если на вашей рубашке появятся брызги крови, её нужно просто сменить. Вот так, дорогой Дмитрий Николаевич. Вы наивный, добрый человек, несмотря на молодость, вы, динозавр из эпохи, где что-то значили слова достоинство, честь, были какие-то принципы. Мне нужно было, чтобы меня на время подменил такой человек, и я протащил вас через все преграды на самый верх кремлёвской кухни, где варится отрава, ‘опиум для народа’. Для чего мы здесь, на самом верху? Наверно, прежде всего, для того чтобы поддерживать состояние среды, её инертное, сонное состояние. Не дай Бог она закипит. Мы на самом верху ещё и затем, чтобы управлять этим процессом. Вы как любой глубоко порядочный человек пытаетесь управлять этим процессом, используя только законные средства, и всё время наталкиваетесь на беззаконие. Вы возмущены и хотите навести здесь, наверху, на Боровицком холме, в Кремле, порядок. Кто же это вам позволит сделать? Вы же умный человек. Вы подумали об этом? Вы перепутали свои должностные обязанности. Помните из Евангелия: ‘Богу — богово, а Кесарю — кесарево’. А вы даже не Кесарь, а временно исполняющий обязанности. Не переживайте так сильно по любому пустяку. Мы с вами уже почти на финишной прямой. Скоро я вас отпущу, верну в ваши ‘Пенаты’, будете опять заниматься своими законами, только теперь пожизненно. Должность Председателя Конституционного Суда России вас устроит? А сейчас надо продолжать работать, вы же юрист, как вы могли поверить сплетням о моей роли организатора теракта против Саникашвили, а как же моя презумпция невиновности? Или на меня она не распространяется? Наши с вами предварительные разговоры по этому поводу это ещё не принятое решение. Я обязательно проинформировал бы вас о нём и дело не в доверии. Моя обязанность была сделать это. Я знаю, вы против подобного экстремизма в принципе, и поэтому оставил эту затею с терактом. Теракт провели не наши спецслужбы, кто-то другой. Мало ли у Саникашвили врагов. Он сам их наживает. Вот отравил лучшего друга Бадри Патрикашвили. Могли мстить за него.
-Теперь, я в этом уверен, — сказал президент после долгого молчания, — последует ответный ход, каким он будет, можно только догадываться. У Саникашвили один враг, Россия. После решения Гаагского суда у него появилась прекрасная возможность посчитаться с нами и заодно отомстить за теракт. Олимпиада, он будет играть на этом поле. Всячески будет мешать нам. У нас в этом году намечены молодёжные, спортивные игры, которые мы собираемся провести на вновь построенных олимпийских объектах. Он, скорее всего, постарается сорвать их.
— Я, думаю, Дмитрий Николаевич, мы Саникашвили и близко не подпустим к месту его новых территориальных притязаний.
— Но есть же решение международной судебной инстанции мы не можем не подчиниться её решению. И потом у суда достаточно средств для принуждения к выполнению его решения.
— Опять вы за своё. Уважение к закону, несомненно, должно быть, мы с вами, как юристы, хорошо это понимаем. Тем не менее, если я вижу, что закон устарел, плохо сработан или действует ‘по требованию’, из-за того, что границы прописанной в нем нормы плохо очерчены и этим пользуются, (случай Саникашвили как раз из разряда таких прецедентов), когда деньги, или страх за своё место, да мало ли каких может быть причин, и суд принимает выгодное для заявителя решение, я не будут подчиняться такому решению суда, а буду действовать так, как мне подсказывает моя совесть.
— Ну, тогда же начнётся бардак, если каждый будет трактовать закон как ему заблагорассудится, или вообще не признавать его. Нет, уж давайте подчиняться закону. В нашей стране и так один сплошной правовой нигилизм.
-Я сейчас как раз о стране, и её интересе. Мы должны провести Олимпиаду и случай правового нигилизма в нашей ситуации вынужденный. На него нас толкает Грузия. Россия и так из-за распада СССР потеряла свои исконные земли. В Гаагском суде можно выиграть право России на территории, раньше ей принадлежавшие. Но занять мы их сможем только с помощью военных действий. Мы на это не пойдём. То же самое и с Грузией. Право на территорию, которую она отсудила в Гаагском суде, ещё надо завоевать. Если Грузия захочет сорвать нам Олимпиаду и начнёт с Россией войну агрессор получит достойный отпор. В этот раз мы на полпути не остановимся.
У президента к премьер-министру был только один вопрос, то, что он услышал, его успокоило, но осадок недоверия остался, однако проверить правду ему сказал премьер или нет, возможностей у него не было, и президент отпустил премьер-министра, тот спешил на заседание правительства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *